Берлинская Пятёрка

В конце июля в замке Тальси, одном из красивейших замков долины Луары, будет проходить V Международный фестиваль камерной музыки La Clé des Portes. Его инициаторы, создатели и художественные руководители – пианисты Людмила Берлинская и Артур Ансель. Этот фортепианный дуэт уже хорошо известен в России, он выступает в разных городах, в известных залах, постоянно выпускает новые записи на фирме «Мелодия». Во время очередного концертного визита музыкантов в Россию Йосси Тавор беседовал с Людмилой Берлинской о предстоящем фестивале.

Йосси Тавор беседовал с Людмилой БерлинскойЛБ: На каждый фестиваль мы стараемся приглашать новых, интересных для нас и, надеемся, для публики, музыкантов. Это очень важный принцип – не создавать некий междусобойчик. И каждый фестиваль мы находим его основную тему, путеводную нить. На это раз название темы короткое – «Файв», ибо это пятый фестиваль. И, соответственно, всё вращается вокруг цифры «пять». Это могут быть и квинтеты, и опусы № 5, и пять различных композиторов, в том числе «Могучая кучка» – мы не обойдемся без неё. И ещё всякие созвучия и игра слов, то есть мы будем подстраивать имена и события под пятёрку. Например, «Пьяццолла» звучит как «пять», и так далее, и так далее. У нас в этом году будет пять камерных вечеров – только камерная музыка. Музыканты, как всегда, как русские, так и французские, английские и другие. В этом году мы принимаем совершенно изумительный вокальный ансамбль из Лондона, «Аполло Файв», их, понятно, пятеро, и они будут петь а капелла.

Из российских музыкантов будет блестящая скрипачка Алёна Баева, лидер «Виртуозов Москвы» скрипач Алексей Лундин, прекрасный виолончелист Витаутас Сондецкис, представитель знаменитой династии музыкантов, и великолепная пианистка Татьяна Федосеева, жена Алексея Лундина. И надо упомянуть ещё одного русского участника, хотя и живущего во Франции всю свою жизнь, – это Димитрий Берлинский, виолончелист. Кроме того, у нас будет совершенно замечательный французский виолончелист Жан Пьер Ла Марко, из молодого поколения французских звёзд, он приедет для участия в исполнении Квинтета Франка и Секстета Чайковского.

Кроме того, в этом году у нас будут ещё два музыканта на ударных инструментах, два перкуссиониста, которые тоже завоевали массу различных премий и медалей, оба французы. Девушка получила последнюю премию «Виктуар де ля Мюзик» во Франции, она совершеннейший виртуоз. Мы с Артуром Анселем будем играть с ними различные сочинения, в том числе новое переложение сюиты на музыку «Вестсайдской истории» Бернстайна для двух роялей и ударных. Кроме того, они сами будут играть много разной музыки только для перкуссии, в том числе знаменитый «Полёт шмеля» Римского-Корсакова в таком варианте.

Короче, будет много камерной музыки, начиная с Баха и заканчивая сегодняшним днём.

ЙТ: Выстраивать программу такого фестиваля – это посвятить себя работе на целый год, не подымая головы. А вы вместе с Артуром Анселем, и каждый из вас в отдельности, продолжаете активно концертировать, регулярно записывать новые диски и так далее – это ведь непросто. Кто вам помогает? Есть ли поддержка от каких либо официальных организаций?

ЛБ: Да, конечно, невозможно всё сделать одному или даже вдвоём. Эти пять концертов нам стоят целого года работы. У нас, прежде всего, есть замечательные французские помощники, с которыми мы работаем рука об руку, волонтеры. Есть и наши французские спонсоры, без которых мы не могли себе представить этот фестиваль. Но постоянным партнёром фестиваля является и российский Национальный фонд поддержки правообладателей во главе с Андреем Борисовичем Кричевским. Они нас сопровождают с самого начала. У нас далеко идущие совместные планы, мы очень надеемся, что в ближайшем будущем сможем создать, может быть, своего рода параллельный фестиваль в России, мы уже начали это обсуждать. В любом случае, этот фестиваль в первую очередь делает акцент на франко-русской дружбе и на франко-русском музыкальном сотрудничестве.

ЙТ: Вы, безусловно, свидетели того, что происходит во французском обществе по отношению к России, посему было бы интересно услышать, так сказать, с французской стороны, каково отношение к культурным мероприятиям с участием российских музыкантов?

ЛБ: К культуре всегда было отношение самое восхитительное. Французы, французская публика, французские меломаны всегда относились и продолжают относиться к русской культуре, особенно к музыкальной, с огромнейшим уважением. Я живу во Франции более двадцати пяти лет и слышу только самые положительные отзывы о том, что русская музыкальная традиция и школа – это всегда были и будут эталоном. У нас нет никаких проблем, мы сотрудничаем с огромным удовольствием и надеюсь, что так и будет продолжаться.

ЙТ: Что происходит с вашей с Артуром концертной жизнью, на концертных подмостках? Ведь вы активно выступаете как в России, так и во Франции и в других странах, и в составе дуэта, и солируя каждый в отдельности.

ЛБ: Происходит так много, что мы даже не успеваем опомниться. Появляются новые проекты, новые записи. Но нам это нравится, мы много играем как фортепианный дуэт, мы много играем соло. И, поверьте, это абсолютно разные вещи. Мы записываем сейчас следующие два диска на нашей любимой фирме «Мелодия», без которой мы не в состоянии даже представить себе наше дальнейшее музыкальное существование. Артур будет записывать программу из сонат Гайдна, что должно быть интересно, потому что у Артура очень вдумчивый и как бы такой музыковедческий взгляд на сочинения. Он делает массу транскрипций и на моих глазах провёл совершенно колоссальную музыковедческую работу по изучению исполнительской манеры во времена Гайдна и самого Гайдна в том числе. Тогда, как известно, было принято импровизировать, и Артур импровизирует, но именно так, как это могло быть во времена самого Гайдна. Это безумно интересно, и мало кто так делает. Он наслаждается этим процессом, и я думаю, что диск будет очень интересный.

Что касается меня, то я должна записать свой сольный диск, получив карт-бланш со стороны фирмы «Мелодия». Он будет называться «Реминисценция», и там будут собраны сочинения для меня лично очень дорогие, каждое из которых занимает особое место в моей музыкантской жизни. Это 109-й опус Бетховена, 30-я соната, «Крейслериана» Шумана, соната «Воспоминание» Метнера, и «Благородные и сентиментальные вальсы» Равеля. Вот это наши ближайшие планы.

Помимо этого мы играем много камерной музыки, как в дуэте, так и музицируя с другими ансамблями. У нас сейчас гораздо расширилась география наших путешествий, начиная от Китая и заканчивая Германией и Австралией. В общем, мы очень рады тому, что происходит с нами, только бы нас хватило на все.

ЙТ: Случайно ли ваш диск, который вы собираетесь записывать, так перекликается с программами Святослава Рихтера?

 ЛБ: Конечно же, не случайно. Дело в том, что соната Метнера «Воспоминание», которую я играю уже много лет, началась для меня с момента, когда я села рядом со Святославом Теофиловичем и начала переворачивать ему ноты. После этого я сама играла эту сонату, а он сидел зале. И он пришёл после этого за кулисы, взял меня за руки и сказал: «Вы должны обязательно записать это сочинение, потому что вы его играете лучше, чем я». Тогда это было для меня, конечно, шоком. Но все знают, что Святослав Теофилович никогда не говорил ничего просто ради комплимента, он был великим во всех отношениях, и поэтому я позволила себе в это поверить. Кроме того, я очень люблю эту музыку. Что касается 109-го опуса Бетховена, то я обожаю, как он это мыслил и как он это играл. И, опять же, он слышал меня и со 109-м опусом, и со 110-м, который я тоже очень люблю. И он сказал мне: «Вы очень хорошо играете 110-й опус, очень хорошо, но, может быть, не надо его больше играть. Вы знаете, вы играйте, пожалуйста, 109-й, играйте его много». Вот я и следую велению Святослава Теофиловича.

А что касается «Крейслерианы» Шумана, то это уже моё любимое сочинение. Кто-то из известнейших музыковедов, сейчас уже не вспомню, кто именно, но из немецких, назвал это сочинение «Скрябиным XIX века с точки зрения сумасшествия». А я, как вы знаете, играю много Скрябина, и, видимо, для меня это очень сильно перекликается. Что касается равелевских вальсов, то их (и я надеюсь, публика меня не осудит) я играю в абсолютно своей манере. Эти вальсы я играю много во Франции, и французы мне говорят: «Да-да, это очень интересно, но это совершенно не те вальсы, которые мы привыкли слышать». Ну, отвечаю я, дорогие мои, я играю их, как слышу внутри себя. А кроме того, нельзя забывать, что эти вальсы, конечно, перекликаются с его знаменитым большим Вальсом. И, в общем-то, это же не совсем вальсы, это и есть воспоминания о будущем, о прошлом, переломный момент в эпохе, поэтому это целый сонм. И поэтому они составляют программу моего диска.

ЙТ: Вы сейчас занимаетесь не только музыкой – вы пишете книгу, где довольно откровенно описываете своё детство, свою юность… В вашей жизни были весьма интересные этапы, связанные с важными для вас людьми. Во-первых, конечно же, это отец, Валентин Александрович Берлинский, знаменитый виолончелист, создатель Квартета имени Бородина. Во-вторых, Святослав Теофилович Рихтер, и, общаясь с ним, вы, естественно, встречались и с Ниной Львовной Дорлиак, и со многими другими людьми, близкими к кругу Рихтера, – музыкантами, художниками, среди которых были истинные легенды отечественной и международной культуры. Вы снимались в кино, были замужем за очень известными музыкантами и продолжаете общаться с великими коллегами, организовывали различные фестивали… Всё это найдёт отклик в вашей книге?

ЛБ: Конечно, ведь пишу я книгу о себе. Я понимаю, что занимаюсь не совсем своим делом: я же не писатель, никогда не занималась литературным творчеством. Происходят совершенно удивительные вещи: я задумываю одно, а из-под пера рождается совершенно другое. И книга эта уже живёт абсолютно своей жизнью, у неё абсолютно свой характер. Я ничего не стараюсь преувеличивать, скорее, констатирую факты и описываю свои эмоции и переживания каждого момента. Книга не пишется в манере «я помню, в таком-то году…» – это совсем не так. Это скорее рассказ, даже в чём-то роман, пути от девочки к девушке, к женщине и так далее. Я надеюсь, что меня не будут судить слишком строго. В любом случае я не могу это сделать иначе, книга получается довольно-таки большая, она делится на две половины, то есть на Москву и Париж, – как, в общем, разделена моя жизнь. Ведь уже более двадцати пяти лет я живу во Франции и прожила много разных интересных и даже потрясающих моментов. Но посмотрим, пока она ещё не закончена – ребёнок ещё не до конца родился. Будем надеяться, что получится.

ЙТ: Ваш фестиваль в замке Тальси тоже найдёт своё отражение на страницах этой книги?

ЛБ: До этого ещё очень далеко. До фестиваля Тальси ещё будет много других фестивалей, я ведь страдаю уже довольно давно этой бациллой. Я скажу честно: пока не знаю, как закончится моя история, ибо история не закончена, пока она продолжается, а со мной всё время что-то происходит.

ЙТ: На сегодняшний день деятельность дуэта занимает большую часть вашей концертной жизни или, всё-таки, когда Артур начал много играть самостоятельно, собственные программы, вы тоже больше места уделяете сольному исполнительству?

ЛБ: Я думаю, что пополам. Сегодня музыканты отзываются, в первую очередь, на получаемые предложения. Увы, мы должны быть всегда наготове. Но если бы мне кто-нибудь сказал, что я сегодня буду играть гораздо больше соло, чем, скажем, шесть-восемь лет назад, я бы не поверила. А я играю, играю с удовольствием, и работаю, и занимаюсь, хотя я, могу сказать правду, страшная лентяйка. Артур в этом смысле мой ангел-хранитель. Он для меня значит невероятно много не только как мой партнёр и муж, но и как человек, который меня буквально заставляет и сажает за рояль, спасибо ему большое. Я думаю, что это очень редко случается в фортепианных парах вообще. Он и сам занимается очень много. Так что у нас в равных долях поделена наша деятельность и сольная, и фортепианная, дуэтная.

Но на следующий год мы планируем запись огромного альбома из нескольких дисков с оригинальными сочинениями для двух роялей. И уже запланировано много концертов, в том числе и в России, с этими программами. Я сейчас не буду рассказывать об этом, это ещё далеко, но мы уже начали, естественно, работать над этим. И года через два планируем выпустить такой большой труд.

ЙТ: Опять-таки на фирме «Мелодия»?

ЛБ: Куда же мы без неё? Мы очень гордимся и очень рады тому, что у нас возникла такая чисто человеческая, невероятная совместимость с фирмой «Мелодия». Они развиваются тоже с невероятной быстротой, они стараются не просто быть современными и делать всё лучше других, но у них совершенно новые удивительные идеи собственного сочинения, и от этого с ними очень интересно работать, я надеюсь, что мы так и будем продолжать.

ЙТ: С вами можно говорить бесконечно, и, по всей вероятности, мы ещё продолжим в других местах и на другие темы, потому что есть масса вещей, о которых хотелось бы порасспросить. Но хотелось бы всё-таки понять, как прокладывается музыкальная тропинка от Равеля к Цфасману?

ЛБ: В дуэте это происходит следующим образом. В прошлом году Артур мне сказал: «Мы будем играть сонату Листа в переложении Сен-Санса». И я сказала: «Никогда». Потому что, во-первых, я не играю сонату Листа, во-вторых, это ужасно – играть сонату Листа в переложении, даже если это Сен-Санс. Кончилось тем, что мы записали диск очень удачно, он получил большое количество наград и премий и ни одной ругательной статьи, чего мы никогда вообще не могли себе представить. Теперь я это играю с огромным удовольствием.

Несколько месяцев назад я сказала Артуру: «Ты знаешь, мы будем играть джазовую сюиту Цфасмана». Он сказал: «Никогда в жизни». Теперь мы её играем, и не более как вчера после концерта Артур мне сказал: «Действительно, ведь Михаил Васильевич Плетнёв очень любит играть эту сюиту». Я говорю: «Да, и играет её совершенно гениально». «Вот хорошо было бы, чтобы он и нас послушал», – сказал Артур. Вот так у нас всё происходит.

ЙТ: Людмила Валентиновна, огромное вам спасибо за это интервью и больших-больших успехов!

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 178