Михаил Иванович Глинка. Романсы

Михаил Иванович Глинка. РомансыКамерно-вокальные произведения Михаил Иванович Глинка создавал на протяжении всего своего творческого пути. Им написано свыше семи десятков песен и романсов, и даже наиболее ранние из них поражают своим совершенством. Обращение к жанру романса не вызывает удивления – он пользовался популярностью, будучи неотъемлемой частью городского и аристократического музыкального быта XIX столетия. Уже сформировалось несколько типичных жанров – элегия, баллада, «русская песня», в них творили Александр Алябьев, Александр Гурилев, Алексей Верстовский, Петр Булахов, Александр Варламов. Глинка не был создателем русского романса, но поднял его на новый уровень. Среди его вокальных миниатюр можно встретить и баркаролу («Уснули голубые»), и образы Востока («Не пой, красавица, при мне»), и сцену из испанской жизни («Я здесь, Инезилья»).

Поэтические источники вокальных произведений Глинки не менее разнообразны, чем его жанры. Среди поэтов, к творчеству которых он обращался, есть такой гений, как Александр Сергеевич Пушкин. С другой стороны, вряд ли кто-нибудь, кроме литературоведов, помнил бы сейчас некоторые стихотворения Нестора Кукольника, если бы Глинка не обессмертил их.

На формирование стиля романсов Глинки оказали влияние три источника. Один из них – русская крестьянская песня, другой – песня городская. Наконец, определенную роль сыграло итальянское belcanto, ведь путешествие в Италию принесло композитору так много музыкальных впечатлений. Некоторые его романсы – в частности, «Венецианская ночь» и «Победитель» – написаны во время этой поездки.

На пересечении интонаций крестьянского и городского музыкального фольклора возник особый жанр романса – «русская песня». Немало таких произведений Глинка написал на стихи Антона Дельвига, ведь этот поэт очень любил народные песни и прекрасно знал особенности их поэтического языка. Пример такой вокальной миниатюры – «Ах ты, ночь ли, ноченька». Это именно песня – в куплетной форме, с ясной мелодией в простом изложении. Роль фортепианной партии невелика, сводясь, как правило, к простой гармонической поддержке голоса (это кажется тем более логичным, если учесть, что некоторым жанрам русского песенного фольклора инструментальное сопровождение вообще не свойственно).

Элементы декламационной выразительности в романсах Глинки присутствуют, но в целом стремление к непосредственному претворению речевых интонаций в вокальной партии ему почти не свойственно – кантиленные, легко запоминающиеся мелодии широкого дыхания в его романсах воплощают общее поэтическое настроение текста. Впрочем, мелодия может вступать с текстом в отношения весьма своеобразные, особенно в жанре элегии. Замечательный пример такого романса – «Не искушай» на стихи Евгения Баратынского, который сам композитор считал своей первой удачей на поприще вокального творчества. Стихи говорят о покое, об угасшем чувстве – и поначалу кажется, что о том же говорит и музыка: спокойное, элегическое инструментальное вступление, размеренно движущаяся мелодия, которая начинается типичной для русского городского романса восходящей секстой… Таков первый – ля-минорный – раздел двухчастного построения, которое являет собою куплет. Но вот второй раздел в параллельном мажоре, и здесь музыка вступает в противоречие с текстом (особенно во втором куплете: «Я сплю, мне сладко усыпленье»): мелодическая линия насыщается хроматизмами и устремляется вверх, достигая самого высокого звука в кульминации. Элегия приобретает необычайную психологическую глубину, создавая образ страдающего человека, пытающегося убедить в чем-то не столько собеседника, сколько самого себя. В отличие от «русской песни», роль фортепианной партии в элегиях Глинки довольно велика – например, в романсе «Сомнение» на стихи Нестора Кукольника мелодия инструментального вступления кажется не менее выразительной и вдохновенной, чем вокальная (пожалуй, даже превосходит ее… А может быть, композитор хотел сказать, что самого главного словами не передашь?)

Самым известным романсом Михаила Ивановича Глинки остается «Я помню чудное мгновенье». Столь горячая любовь публики объясняется не только тем, что произведение это совершенно (иначе и быть не могло, ведь в нем объединились два гения – Пушкин и Глинка), но и той романтической историей, которой окружено его создание: Глинка был влюблен в Екатерину Керн – дочь той самой Анны Керн, которой посвящено стихотворение Пушкина… обе любовные истории закончились ничем, не сделав счастливыми их участников, обе подарили миру шедевры. Романс имеет трехчастную форму, что соответствует смысловой структуре текста: встреча, разлука, и вновь – встреча, воскрешающая чувство. Кантиленной мелодии и мягким фортепианным фигурациям крайних разделов контрастирует взволнованный речитатив и плотная аккордовая фактура в средней части.

Пример романса-баллады – «Ночной смотр» на стихи Василия Жуковского. Мрачная легенда о Наполеоне, встающем ночью из гроба, чтобы устроить смотр своим мертвым войскам, воплощена практически полностью декламационными средствами (редкий случай для Глинки). Соответственно сюжету, в фортепианной партии имитируется и военный барабан, и трубы, а появление главного героя подчеркивается тональным сдвигом.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 441