Герберт фон Караян

(1908-1989)

 

Герберт фон КараянГерберт фон Караян  по происхождению грек, по месту рождения австриец. Его предки, удостоенные дворянства за полезную для Германии деятельность, высоко продвинулись по социальной лестнице.

Тихий, уютный Зальцбург, знаменитый тем, что в городе родился Моцарт, пестрит упоминаниями о музыканте-виртуозе.

Погружение в мир музыки произошло естественным путем: отец Караяна, работая в больнице, играл в оркестре зальцбургской консерватории имени В.А. Моцарта.

С детства играя сочинения маэстро, Герберт добился фантастических результатов. Поступив в университет Вены, Караян одновременно посещает Музыкальную Академию.

Обучаясь мастерству дирижирования, Караян не имел возможности практиковаться. Зато годы обучения принесли ему великолепное знание репертуара. Караяну пришлось буквально прорубать себе дорогу в мире, где молодые дирижеры годами ждали подходящего места.

Выступив в родном городе, он привлек внимание директора ульмского театра, который пригласил к себе неопытного, но горящего желанием всему научиться дирижера.

Мечтая о гораздо больших масштабах нежели провинциальный Ульм, Караян вскоре оказался в стане Ахенского театра.

Слава его крепла, и он все чаще получал приглашения из Вены и Берлина.

Вступив в нацистскую партию, Караян избежал преследования и травли властей. Триумфальное возвращение в Венскую оперу, где он, бывало, студентом руководил воображаемым оркестром, стало новой вехой его карьеры.

Но условия работы в Вене оставляли желать лучшего, поэтому он вернулся в бывшую резиденцию франкских королей.

Приглашение в Берлинскую филармонию упрочило положение дирижера, и хотя не все музыканты любили Караяна, зато все до единого его уважали.

Именно за свои выступления в Берлине музыкант получил прозвище — волшебник Караян.

Получив приглашение в Берлинскую государственную оперу, Караян не торопился соглашаться. Выдвинув ряд условий, он скромно принялся ждать. Он заслужил это право своими магическими концертами.

Впечатлив берлинцев спектаклем «Фиделио», он надолго заслужил любовь публики.

После войны немецким артистам пришлось худо, их мало куда приглашали, а на родину путь был закрыт. Караян был вынужден оставить практику, и жил в Италии, изредка давая концерты.

Тут вмешался господин случай: директору звукозаписывающей фирмы подвернулась пластинка с «Летучей мышью» Штрауса, которой дирижировал Герберт. В 1947 году Караян с оркестром Венской филармонии сделал несколько удачных записей. Приглашения посыпались, как горох, но Караян выбрал миланскую Ла Скалу, певицей которой в то время была Мария Каллас.

Случалось Караяну работать и с Лондонской филармонией, и с Венским симфоническим оркестром. Пластинки опер, которыми дирижировал Караян, быстро расходились.

Подлинным успехом было назначение Каряна бессменным дирижером Берлинского филармонического оркестра.

Интерпретация Караяном произведений всегда вызывала ненависть и восхищение, но на любого ненавистника можно было найти истинного поклонника творчества.

Многие оркестранты сходились во мнении, что музыка Вагнера наиболее подходит Караяну. Совпадение музыканта и композитора порождало удивительно сильный эффект.

Тщательные репетиции, серьезная подготовительная работа, выверенный подбор солистов — Караян хорошо знал, что в опере мелочей не бывает. Взаимопонимание, которое царило между музыкантами берлинского оркестра и дирижером, было феноменальным. Весь коллектив восхищался тем, как работает маэстро, как ему удается найти подход к каждому музыканту. Страсть и легкость исполнения, которую демонстрировали музыканты, не появлялась изредка, она присутствовала на концертах всегда.

Непринужденность исполнения, самозабвенность, глубокое погружение в произведение для Караяна были необходимы, иначе смерть и забвение.

При упоминании имени Караяна многие вспоминают споры о том, был ли музыкант хорошим дирижером и хорошим человеком?

Правда ли то, что он был груб и капризен, был ли нацистом по убеждению? Для тех, кто профессионально занимается музыкой ответ очевиден — поставь пластинку и реши для себя раз и навсегда.

Вопросы о том, был ли Караян — хорошим человеком и был ли он нацистом — сегодня потеряли свою актуальность, потому что Третий Рейх разрушен, а многие музыканты, с которыми сотрудничал Караян уже не первый год в могиле, а музыка до сих пор живет, всего лишь нужно нажать кнопку «PLAY».

Кроме того, увлечение Караяна итальянской оперой многое говорит о его гражданской позиции.

Организовав Пасхальный фестиваль и принимая участие в Зальцбургском фестивале, Караян повлиял на современный музыкальный мир.

В Америке, куда Караян прибыл состоявшимся дирижером, его ждал успех. Атмосферу портили только журналисты, наперебой спрашивающие Герберта о его политических пристрастиях.

Одержимость музыкой и педантичный подход к организации концертов — остались верными спутниками Караяна до конца жизни.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 89