Георг Фридрих Гендель. Оратория «Самсон»

Георг Фридрих Гендель создал сорок опер, и они принесли славу композитору. Но в 1741 г., создав последнюю из них, он навсегда распростился с этим жанром. Отныне в центре внимания Генделя оказывается оратория. Вершиной ораториального творчества Генделя по праву считается «Мессия» – это произведение он создал тогда же, в 1741 г., и очень скоро – всего полмесяца спустя – композитор принимается за создание новой оратории, вновь на библейский сюжет.

Героем оратории Генделя стал Самсон, чья необыкновенная судьба описана в четырех главах библейской книги Судей Израилевых. Этот богатырь, наделенный необыкновенной силой, боролся против филистимлян – врагов израильтян. Он совершает немало подвигов, и – как это нередко бывает с эпическими героями – тот, кого нельзя было победить в открытом бою, был побежден хитростью. Подкупленная филистимлянами Далила – возлюбленная героя – выведала, что сила его заключена в волосах, и остригла волосы. Самсон был схвачен филистимлянами, ослеплен, в цепях привели его на праздник бога Дагона, издеваясь над его беспомощностью, но герой, собрав последние силы, обрушил столбы, и множество врагов-филистимлян погибло под развалинами храма.

Учитывая героический дух недавно завершенной оратории «Мессия», неудивительно, что Гендель обратился к истории героя-борца. Но основой оратории послужила не непосредственно Библия, а трагедия «Самсон-борец», принадлежащая перу Джона Мильтона. В творении этого поэта времен Английской революции и Реставрации не показаны подвиги Самсона – о них только вспоминают, герой же сразу предстает плененным, ослепленным и сломленным… В этом образе отразилась судьба самого поэта, после воцарения Карла II он был арестован и некоторое время провел в тюрьме, на старости лет лишился всего и – подобно Самсону – утратил зрение, и еще задолго до этих событий поэт пережил личную драму – первая жена, будучи роялисткой, покинула его по политическим мотивам (возможно, поэтому в трагедии Далила представлена супругой Самсона, хотя из Библии этого не следует). Немалую роль играет в трагедии хор израильтян – это главный собеседник героя, а вот хора филистимлян у Мильтона нет (этот народ присутствует в основном «за кадром»).

В либретто, написанном Ньюбергом Гамильтоном, роль хора была сохранена – ведь для оратории это подходило идеально. Но некоторые изменения были внесены. В отличие от литературного первоисточника, в оратории Генделя присутствует хор филистимлян. Появился персонаж, которого не было ни в Библии, ни у Мильтона – друг главного героя по имени Миха.

Оратория «Самсон» состоит из трех частей, напоминающих три оперных акта. В первой части дается экспозиция двух противоборствующих сторон. Филистимляне, торжествующие победу, охарактеризованы хором в духе «военной» музыки: тональная устойчивость, мажорный лад, фанфарные интонации, четкость маршеобразного ритма, звучание труб в оркестре. Побежденные израильтяне получают несравненно более многогранную характеристику: скорбная ария Самсона (тенор) «Мрак, вечный мрак» в духе lamento, ария отца Самсона – Маноя (бас) – косвенно характеризующая самого заглавного героя. В хоре израильтян «О, первозданный луч» первый раздел (молитва) своей хоральностью противопоставляется стремительной, энергичной фуге во втором разделе.

Вторая часть более драматична и действенна – не случайно наряду с хоровыми и сольными номерами (групповыми и индивидуальными «портретами») здесь появляются дуэты, причем оба они носят характер столкновения. Появляются новые действующие лица, и оба они представляют вражеский лагерь. К Самсону приходит Далила (сопрано) – жена, предавшая его. Ее образ может показаться привлекательным – мягкая, кантиленная мелодия, изящная, прозрачная оркестровая фактура – но оттенок танцевальности в ритме, смещение акцентов, паузы, разрывающие мелодию, заставляют усомниться в искренности ее раскаяния. Противопоставления вокальных партий в ее дуэте с Самсоном нет – персонажи поют одну и ту же мелодию, но ее беспокойный характер говорит о том, что эту любовь уже не спасти. Еще один филистимлянин, появляющийся во второй части – кичливый воин-исполин Харафа (бас), чья ария интонационно родственна хору филистимлян из первой части, а дуэт с Самсоном носит конфликтный характер.

Драматизм достигает предела в третьей части. Последняя ария Самсона исполнена величественного спокойствия. Ария Далилы и хор ее соплеменников создают атмосферу праздника. Им контрастирует оркестровая картина разрушения храма с ее стремительными хроматическими пассажами. После речитативных реплик Маноя и Михи (альт), комментирующих происходящее, вступает хор филистимлян: отрывистые реплики передают ужас и отчаяние гибнущих. Последующие номера носят характер «трагически-оптимистического» послесловия (гибель героя принесла свободу народу). Среди них особенно выделяются два хора. Один из них проникнут печалью, другой же своим ликующим характером напоминает хор «Аллилуйя» из «Мессии».

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 83