Георг Фридрих Гендель. Оратория «Иуда Маккавей»

Оратория «Иуда Маккавей»1745 г. был нелегким для Георга Фридриха Генделя – непризнание со стороны аристократической публики и финансовые проблемы привели композитора к упадку сил и чуть ли не к душевному расстройству. Но скоро развернулись политические события, которые заставили забыть о личных невзгодах: в Шотландии высадился с войском наемников Карл Эдуард Стюарт, претендовавший на английский престол. Шотландцы, воспринимавшие борьбу против Ганноверской династии как борьбу против Англии, поддержали его, но англичанами это было воспринято как иноземное вторжение. Пожилой композитор, хотя и родился в Германии, воспринимал Англию – после стольких лет в жизни в этой стране – как свою вторую родину, и не мог оставаться равнодушным. Он создает «Гимн для добровольцев Лондона» и героическую «Ораторию на случай», в 1746 г. воспевает победителей в «Песни победы над мятежниками» и одновременно работает над другой героической ораторией, получившей заглавие «Иуда Маккавей».

Герой, которого избрал для своего произведения Гендель, известен не только по Библии, о нем говорится в трудах историка Иосифа Флавия. В середине II в. до н. э. в Сирии правил тиран Антиох IV Епифан. Политика насильственной эллинизации, проводимая этим правителем, вызывала возмущение евреев, последней каплей стало осквернение Иерусалимского храма – последовало восстание под предводительством священника Маттафии. Когда он погиб, борьбу израильтян возглавил один из его сыновей – Иуда, одержавший немало побед над сирийцами. Полученное им прозвание Маккавей («молот врагов») стало нарицательным для всех участников борьбы, направленной против сирийского тирана. Иуда погиб в сражении, но его дело продолжил брат Симон, одержавший впоследствии окончательную победу.

Либретто написал Томас Морелл, посвятив его герцогу Камберлендскому – младшему сыну короля Георга II, победителю Карла Эдуарда Стюарта.

Ораторию «Иуда Маккавей» отличает некоторая «плакатность» – яркость, эмоциональный подъем в сочетании с относительной простотой музыкального языка и драматургии. Здесь нет сложных, многотемных фуг, оратория написана «крупным штрихом», ее главным героем кажется не столько полководец, сколько сражающийся народ. Основу драматургии составляет контраст героического начала и образов скорби, но композитор сопоставляет не отдельные номера, а весьма крупные блоки номеров. Если в «Самсоне» присутствовало несколько персонифицированных героев, то здесь их на порядок меньше: Иуда (тенор), его брат Симон (бас), но из двадцати арий, присутствующих в оратории (при общем количестве номеров, превышающем шесть десятков) вложенные в их уста арии составляют меньше половины – пять у Иуды, четыре у Симона. Остальные арии принадлежат израильтянам и израильтянкам, не названным по именам – своеобразным «голосам из народа». Довольно часто сольное высказывание органично переходит в хоровой номер – так происходит, например, в арии Симона «Встань, Божий вождь!», героическое начало в которой подчеркивается фанфарными интонациями. Подобно «безымянным» израильтянам и израильтянкам, Симон выглядит скорее «корифеем хора», чем индивидуальным действующим лицом.

Таким же «крупным штрихом» выписан образ заглавного героя. Иуда Маккавей предстает монументальной героической фигурой, характером, лишенным противоречий – вся его партия выдержана в виртуозном стиле, передающим настроение героического подъема. Такова ария Иуды «Вооружись скорей, рука» со множеством пассажей, а в арии «Трубы звучат», сопровождаемой хором, героическое начало подчеркнуто вступлением труб и литавр, впервые появляющихся в произведении.

Некоторая прямолинейность в построении сюжета «плакатной» оратории могла бы привести к монотонности, однообразию, но композитор этого избежал. В первой части сопоставляются настроения скорби о погибшем вожде и надежда, связывающаяся с избранием Иуды. Часть вторая развивается от надежды на победу к горечи поражения, часть третья – от печали к победному торжеству, мажорный лад занимает в заключительной части господствующее положение.

В образный строй произведения вплетается даже лирическое начало – например, в идиллических тонах выдержаны следующие друг за другом арии израильтянина и израильтянки, а также дуэт этих персонажей, где воспевается свобода; исполнена скорби ария израильтянки «Ты пал опять, Израиль»; задумчивое настроение присуще дуэту израильтянок «О! Не преклоним мы колен».

Весьма разнообразны хоровые номера: переклички голосов в полифонической ткани хора «Пусть враг падет», с которого начинается вторая часть оратории, хорал в последнем разделе хорового номера, следующего за женским дуэтом. Хор «Вот он грядет» основан на мелодии французской народной песни «Юная Нанетта», но ей придан гимнический характер.

Первое исполнение «Иуды Маккавея» состоялось в Лондоне весной 1747 г. Произведение имело большой успех, по популярности оставив позади многие оратории композитора: только при жизни Генделя она была исполнена тридцать раз.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 144