Галина Ивановна Уствольская

(1919—2006)

Галина Ивановна УствольскаяГалина Ивановна Уствольская — петербургский композитор в той же мере, что Достоевский — петербургский писатель. За всю свою жизнь одаренная ученица Шостаковича покидала Петербург всего несколько раз. Так, 1942 год она встретила в  Ташкенте, куда была эвакуирована вместе с консерваторией. Голод и здравый смысл вынудили ее переехать к матери и сестре в Коми АССР, где она зарабатывала на хлеб, стоя на часах. Можно только представить, каких мучений стоили ей эти потерянные минуты.

Вернувшись в 1944 году в Ленинград, она продолжила прерванную учебу в консерватории в классе композиции Шостаковича.

Закончив основной курс, Галина Ивановна поступила в аспирантуру. К тому времени она уже была полноправным членом Союза композиторов.

Преподавание позволяло Галине Ивановне в свободное время заниматься музыкой. Требовательная, она строго спрашивала с учеников, не больше и не меньше, чем с самой себя. Она не считала себя гениальным педагогом, скорее, честным. Преподаванию Галина Ивановна посвятила 30 лет своей жизни, которые были наполнены творческими всплесками и чудовищными провалами.

Строгий советский режим, послевоенные голодные годы и разруха — не могли не сказаться  на творчестве художника. Моду на музыку в то время диктовали сверху, обозначая четкие границы.

Галина Ивановна не видела иного пути, кроме творчества, но она не могла писать по заказу. Вся ее сущность отчаянно противились гнету, ей не подходили популярные, удобные форматы. Она не могла игнорировать настойчивой музыки, что рождалась в ее сердце, что звучала в ее голове и просилась наружу.

Самым первым произведением, принесшим ей успех, стало сочинение для симфонического оркестра  на слова казацкой песни «Сон Степана Разина».

Шостакович восхищался своей ученицей, он ни на минуту не сомневался, что ее музыка обретет слушателя и признание.

Однако, всемирной известности Галине Ивановне пришлось ждать долго. В 50-х годах ее имя и вовсе исчезает и с вывесок, и даже из кулуаров театров. Уствольская преподавала и писала музыку в стол.

Она не хотела мараться в грязи общественно-политической жизни и платила за свободу  одиночеством.

Впрочем, были и некоторые проблески в этой темной, как глухая ночь, жизни. Фирма «Мелодия» выпустила пару-тройку записей, и, случалось, на концертах звучали ее произведения, но Галина Ивановна чаще всего была недовольна качеством исполнения.

Жизнь на грани нищеты вынудила ее пристегнуть свободолюбивое творчество к кореннику: требуемой временем музыке. Так, по заказу она сочинила музыку к нескольким документальным фильмам. Этот опыт вызывал у нее гнев даже после прошествии многих лет. Она вымарала из памяти это продажную музыку и запретила о ней упоминать во всех официальных документах.

Галина Ивановна не знала другой жизни, кроме духовного поиска, который не имел ничего общества с проторенными путями религии.

Строгая музыка Уствольской, исполненная трагизмом, дышит сдерживаемыми страстями, которые прорываются наружу. Узость выразительных средств объясняется тщательным отбором, ведь Галина Ивановна никогда не гонялась за базарной пестротой. Выдержанность ее музыки можно сравнить с выдержкой простоявшего много лет в сухом погребке прекрасного вина. Его аромат вызывает перед глазами реалистичные, объемные образы, возвращает из небытия запахи, ощущения и даже мысли.

Музыка Галины Ивановны — это результат долгих размышлений, предельно честных разговоров, которые человек ведет наедине с собой.

Ее голос, голос из Черной Дыры, как удачно назвал музыку Уствольской Виктор Суслин, звучит сильно, ровно, громогласно, его невозможно не слышать, его невозможно отрицать. Выверенный, четкий, ясный голос упорядочивает хаос, он описывает жизнь, не прибегая к двусмысленностям, не напуская мистического тумана.

Долгожданное признание, позволившее заниматься любимым делом, пришло к Галине Ивановне в конце 80-х годов. На одном из концертов, где звучала ее пронзительная, отчаянно-правдивая музыка, в мягких креслах сидели Юрген Кёхель, директор музыкального издательства, и музыковед Элмер Шёнбергер. Потрясенные, оглушенные музыкой, они не могли поверить, что автор никому толком неизвестен.

Благодарные слушатели открыли для Галины Ивановны дорогу в Европу. На международных фестивалях зазвучала мужественная музыка этой волевой женщины. Галина Ивановна подписала договор на право публикации своих произведений с музыкальным издательством Юргена Кёхеля «Сикорски».

Несмотря на заманчивые предложения, Галина Ивановна отказалась эмигрировать за рубеж. Она осталась верной себе до конца, своему аскетическому образу жизни, суровому облику Петербурга. Высот, которых она достигла за годы исканий, она бы не за что не променяла на внешний комфорт. Музыка была ее жизнью,  и ее жизнь была музыкой.

К творчеству Галины Ивановны обращаются многие деятели искусства, находя, что оно отвечает запросам нашего времени. Удивительно, что музыка Уствольской приходит к нам из-за рубежа, где ее музыку оценили прежде, чем на родине.

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

 

 

Просмотров: 125