Гагой выражаясь…

Четвёртый Международный фестиваль современной хореографии «Context. Диана Вишнёва» после представлений в Москве завершился гала-концертом на сцене Мариинского театра. В его программу вошли шесть опусов современных хореографов – очень разных по концепциям и воплощению.

Репетиция на сцене Мариинского театра. Фото с сайта vk.com/context.dianavishneva

Репетиция на сцене Мариинского театра. Фото с сайта vk.com/context.dianavishneva

Открывала и закрывала вечер Introdans – одна из старейших трупп современного танца Нидерландов. Этому коллективу, единственному, выпала честь выйти на сцену два раза. Балет In Memoriam на музыку группы A Filleta в хореографии Сиди Ларби Шеркауи, как гласит буклет, отдаёт дань уважения предкам. Действие его происходит в воображаемой преисподней. В опусе три части. Вначале танцовщицы и танцовщики в длинных до полу юбках кружились вокруг собственной оси и по круговым траекториям. Руками они словно пряли невидимую пряжу, ассоциируясь с парками – богинями судьбы, в чьих руках вьются ниточки людских жизней. Лёгкий, радостный танец не походил на атмосферу преисподней. Но сменивший их дуэт именно туда и отсылал: мужчина зверски колотил и потрошил девушку. Возможно, она была великой грешницей, но смотреть на это натуралистическое истязание было неприятно. Наконец, несчастная собралась с силами, нокаутировала своего палача, и на сцене вновь воцарилась благодать, которую славили в танце двадцать три артиста с воздетыми к небу руками.

«Кантату» в хореографии итальянца Мауро Бигонзетти труппа Introdans исполнила под аккомпанемент женского народного ансамбля Assurd из Италии (гармоника, ударные, вокал). Неистовые пляски хороши были своей захватывающей энергией, их удачно дополняли крики и вопли, но репризы, когда артисты нюхали друг друга, сообщая (для этого выучили несколько фраз по-русски), что от них дурно пахнет, показались лишними.

Тезис известного хореографа Алонсо Кинга, что «танец делает музыку видимой», доказала труппа Alonzo King LINES Ballet, с блеском исполнив в его постановке «Концерт для двух скрипок» на музыку Иоганна Себастьяна Баха. Хореографические темы согласно темам музыкальным растанцовывались изобретательно и гипнотически точно.

Номер Come in («Войдите») на музыку Владимира Мартынова, поставленный Азуром Бартоном для Михаила Барышникова, а ныне переделанный для мужского состава Национальной школы балета Канады, позволил оценить достойную подготовку исполнителей.

Кроме выступления Дианы Вишнёвой, особого внимания удостоился балет Axe («Топор») на музыку Томазо Альбиони в постановке культового шведского хореографа Матса Эка, творчество которого в Петербурге хорошо знают. Известен и он сам по участию в конкурсе «Майя», проводившемся на невских берегах Майей Плисецкой. Ажиотаж усиливало сообщение, что Матс Эк закончил балетмейстерскую карьеру, и новых постановок больше не будет.

«Топор» – щемящая сердце история о двух пожилых людях. Он (Иван Ауцели) рубит на сцене дрова – настоящие чурбаны настоящим топором. Поленья летят на дорогущий линолеум, вселяя в зрителей опасение, что завтра, попав в дырку в полу, прима Мариинки свернёт шею на фуэте. Вокруг рубщика попрыгивает Она (великолепная Анна Лагуна, жена и муза Эка, исполнительница главных партий в его балетах). Поглощённый своим делом, Он не обращает на женщину внимания до тех пор, пока Она не начинает хватать чурбаны прямо из-под его топора. Укачивая полено, как ребёнка, героиня, вероятно, мечтает сделать из него Буратино. Но ни Буратино, ни любви, ни искреннего чувства у пары не рождается. Единственное, что могут эти двое, скрывающиеся из виду с охапкой дров, – сварить суп. Впрочем, тарелка горячего супа, съеденного вместе, не так мало для пронзительно одиноких стариков…

Context. Диана Вишнёва

Фото: Ирина Туминене

Мариинская сцена «гагу» уже видела. «Гагой» хореограф Охад Наарин называет свой пластический язык, где есть понемногу из модерна, джаз-танца, техники классического танца, а больше всего из модной сейчас китайской гимнастики тайцзи. Тайцзи означает совершенство и определяет особенности хореографической лексики Наарина, где естественность исполнения и предельный динамизм сочетаются с чувством позы.

В 2013 году израильская труппа Batsheva Dance Company под художественным руководством Охада Наарина выступала в Петербурге. А нынче «гагу» выбрали сразу две звезды – Диана Вишнёва и Орели Дюпон, прима Парижской оперы и её художественный руководитель, с успехом выступавшая в Мариинском театре в балетах классического наследия.

Для работы над B/olero на музыку Мориса Равеля в аранжировке Исао Томита обе балерины отправились в Израиль, где неделю основательно работали над новой для себя хореографией. Думаю, в успехе сомневаться не приходилось: результат в очередной раз доказал, что классические танцовщики могут освоить любую технику. Дуэт Вишнёвой и Дюпон даже трудно назвать дуэтом – они словно слились в одно существо, превратив десятиминутный номер в маленький шедевр.

Дополнительным сюрпризом для петербургских зрителей было присутствие в зале Матса Эка, Алонсо Кинга и Сиди Ларби Шеркауи.

Одного концерта, конечно, мало для Петербурга, но утешают слова Дианы Вишнёвой: «Фестиваль развивается стремительно, мы взяли высокий темп, а впереди у нас не менее грандиозные планы». Будем ждать.

 

Лариса Абызова

Просмотров: 84