Гаэтано Доницетти. Опера «Лючия де Ламмермур»

Natalie Dessay as the title role of Donizetti's "Lucia di Lammermoor." Photo: Ken Howard/Metropolitan Opera Taken on February 21, 2011 at the Metropolitan Opera in New York City.

Итальянский композитор Гаэтано Доницетти по одной из линий своей родословной имел шотландские корни, его деда-шотландца звали Дональд Айзетт. Быть может, это обстоятельство имело определенное отношение к тому, что композитор в своем оперном творчестве обратился к творению шотландского гения – Вальтера Скотта. Выбор пал на роман «Ламмермурская невеста», основанный на реальных событиях, имевших место в Шотландии в 1669 году. Это произведение шотландского писателя не настолько популярно, как «Айвенго», «Роб Рой» или «Квентин Дорвард» – возможно, оно действительно уступает этим романам с точки зрения читателей, зато «Ламмермурская невеста» пришлась по душе композиторам. Оперы на этот сюжет создали М. Карафа де Колобрано, И. Бредаль, А. Маззукато – но их произведения ныне забыты. В репертуаре оперных театров осталось лишь то воплощение романа Вальтера Скотта, которое создал Г. Доницетти.

Сюжет оперы, получившей название «Лючия де Ламмермур», довольно мрачен: роковые страсти, кровавые события, сцена безумия нежной и хрупкой героини, трагическая развязка… Разумеется, некоторые моменты литературного первоисточника пришлось изменить в соответствии с законами оперной сцены. Например, в романе герой, совершая самоубийство, скачет на коне в зыбучие пески, в оперном театре воплотить подобное было бы достаточно сложно, поэтому он попросту закалывается кинжалом. Имена действующих лиц были изменены на итальянский лад: Люси превратилась в Лючию, Эдгар – в Эдгардо, Генри – в Энрико. Не обошлось и без сокращений – но в целом дух романа был сохранен. Способствовало этому и романтически приподнятое либретто, созданное итальянским поэтом и драматургом Сальваторе Каммарано.

Опера «Лючия де Ламмермур» – это, несомненно, «звездный час» для примадонны. Никакие усилия и достоинства других исполнителей не спасут положения, если певица – лирико-драматическое сопрано – не сумеет создать убедительный образ заглавной страдающей героини, доходящей в своей всепоглощающей любви до безумия. От певицы эта чрезвычайно сложная партия требует голоса нежного, но в то же время крепкого, способности справляться с фиоритурами.

В партии Эдгардо – возлюбленного Лючии – исполняемой тенором, есть и нежность, и страсть, и элегичность, и героические порывы. Не менее значительна и партия Энрико – брата Лючии.

Действие оперы развивается с неослабевающим напряжением – от первого акта до трагической развязки. В этом развитии можно выделить несколько узловых моментов, к которым стягиваются все «нити» действия – лирический дуэт Эдгардо и Лючии в первом акте, брачное празднество, сцена сумасшествия Лючии, убившей своего мужа и бредящей о свадьбе с Эдгардо, и наконец – финальная сцена, когда Эдгардо, узнав о смерти любимой, лишает себя жизни. Но особенно выделяется сцена безумия – это высшая точка драматического накала. Ее запредельный трагизм – блестящее подтверждение тому, что виртуозную вокальную технику совсем не обязательно противопоставлять решению драматургических задач: фиоритуры здесь не просто дают певице-сопрано возможность продемонстрировать свою технику – они подчеркивают бессвязность мыслей героини, ее полную отрешенность от реальности. Примечательно, что в сцене безумия Лючии Г. Доницетти использовал не вполне обычный инструмент – стеклянную гармонику, чье «хрустальное» звучание придает образу героини особую хрупкость: Лючия не создана для этого жестокого мира и потому обречена. Остается только пожалеть, что этот выразительный штрих нередко утрачивается – уже при жизни автора во многих постановках стеклянную гармонику стали заменять флейтой, ведь такой необычный инструмент был не во всяком оркестре, исполнителя приходилось бы приглашать со стороны, что было связано с дополнительными затратами.

Премьера оперы «Лючия де Ламмермур» состоялась 26 сентября 1835 года в Неаполе, в театре «Сан-Карло». В ней участвовали прекрасные исполнители: заглавную роль исполнила Фанни Таккинарди-Персиани, в расчете на которую Г. Доницетти и создавал эту партию, в роли Эдгардо выступил тенор Жильбер Дюпре, а в роли Энрико – баритон Доменико Косселли. Композитор считал – и не без оснований – что искусство этих исполнителей тоже в немалой степени способствовало успеху его новой оперы.

После неаполитанской премьеры оперы «Лючия де Ламмермур» последовали постановки и в других итальянских городах, где публика приняла произведение столь же тепло. Для постановки в Париже – в театре «Ренессанс» – автор написал новую редакцию, либретто для которой создали А. Ройер и Г. Ваэз. В этой версии была исключена второстепенная героиня – Алиса, компаньонка Лючии, что сделало несчастную ламмермурскую невесту еще более одинокой.

Опера «Лючия де Ламмермур» стала одним из прекраснейших образцов бельканто. В заглавной партии дебютировали Аделина Патти, Нелли Мелба, Мария Баррьентом, Марчелла Зембрих, Лили Понс.

 

Музыкальные сезоны

Просмотров: 178