Ещё один Щедрин на Мариинской сцене

 

Не только любовь Мариинский. Финал спектакля

Финал спектакля. Фото Наташи Разиной

Щедрин… Казалось, здесь поставлено всё его музыкально-театральное. Не хватало самого первого и, может быть, самого красивого оперного опуса. «Не только любовь» наконец представлена в концертном зале сценически, и спета-сыграна она как неторопливый сказ о женской судьбе и о русской, не всегда приветливой, но родной природе, в которую эта судьба погружена. Музыкальная отделка спектакля близка к совершенству – во всяком случае, так было на двух премьерных представлениях. Сказалась тщательная, совместная с композитором проработка материала для концертных исполнений во время прошлого летнего фестиваля.

Щедрин шестидесятых годов услышал деревенскую лирику, как никто другой. Женская природная нежность, женский призыв, словно подслушанный композитором в шелесте весенней листвы, – это чудные девичьи хоры его лирической музыкальной драмы. Они – доминанта и партитуры, и спектакля, удивительно музыкально сработанного «немузыкальным» режиссёром. Опытный постановщик драмы, Александр Кузин великолепно услышал и Щедрина, и Гергиева, сконструировавшего звуковую драматургию. Вместе с лаконично-выразительным сценографом Александром Орловым они сделали спектакль точно по названию – не только любовь. Финал здесь далёк от эффектности, тих и очень значителен: чувства, взаимоотношения, нежданная страсть – для Варвары это ещё не вся жизнь. За её плечами люди, она за них в ответе. За плечами – в прямом смысле слова.

…Вся деревня чинно и кучно сидит у рампы, точно на завалинке. Варвара идёт мимо. Прошлым мучительным вечером она сделала свой горький выбор: отпустила любимого к невесте. «Доброе утро, Варвара Васильевна»!» – ряд девушек и парней раздвигается, и Варвара садится в центре, плечо к плечу с односельчанами. Спокойно, умиротворённо, без пафоса. Истаивают звуки, меркнет сценический свет. Не только любовь…

А спектакль, между тем, о любви. Которая «нечаянно нагрянет», надорвёт душу, разорит привычный порядок… И даст силы жить дальше.

Молодой Щедрин выплеснул страстность творческой натуры в очень сильном двухчастном монологе Варвары, где сначала – пронзительная тоска по любви, а потом бесшабашная частушка как попытка защититься от неё, от любви, утвердиться в своей независимости (как не вспомнить аналогичное построение первой арии Виолетты!).

Не только любовь Мариинский. Варвара и Володя

Варвара — КЕ. Сергеева, Володя — Александр Трофимов. Фото Наташи Разиной

Этот прорыв темперамента очень близок Екатерине Сергеевой, сроднившейся со своей героиней уже давно: частушки Варвары – коронный номер великолепной певицы-актрисы в концертах. Варвара у Сергеевой – характер страстный, затаённый, опасный. Почти из Достоевского. Другая Варвара этого спектакля – Надежда Сердюк: её героиня старше, ближе к деревенской земле, она больше подвластна разуму. Но голос выдаёт страстность и пленяет полнокровной красотой.

Режиссёр и художник по костюмам Ирина Чередникова кутают Варвару в большое чёрное пальто, будто с чужого плеча. Только в момент эмоционального взрыва она его скидывает, отдавая себя чувству уже в женственном обличии – в платье.

Володя Гаврилин в этом спектакле – нахально самоутверждающийся стиляга в жёлтых штанах и шляпе, якобы элегантно-циничный, городской, но есть в нём нечто петрушечное, корневое, деревенское. И с чего бы умная Варвара на него глаз положила?.. Впрочем, Щедрин и красивый вокал Александра Трофимова здесь помогают: тихая и одновременно чувственная лирика романса Володи «У моей любимой губы как пушок» его явно реабилитируют.

Нежный шелест девичьих хоров, созерцательное как бы стояние действия в спектакле срывается мгновенным прыжком в контраст яркой частушки – девушки и парни просто сбрасывают шуршащие полиэтиленовые плащи, сцена расцветает радугой платьиц и рубашек, слаженной пластикой кадрили. Молодая энергия вскипает в великолепной сцене драки, когда вся масса скатывается в клубок, и над ним мелькают жёлтые штаны Володи. На сцене всё так просто и утилитарно, что поменять позицию – только серые скамьи-мостки переставить. А три берёзовых ствола и брошенный тракторный прицеп организуют центр пространства. Вокруг этого всё и происходит.

Смущает только одно обстоятельство: послевоенные деревни – это катастрофическое «безмужичье». Калеки да старики. И совсем юнцы, подростки. В этом и драма женско-девичья, недаром у Щедрина Трактористка – девочка-плясунья. А сцена концертного зала полна статных молодых мужчин. И куда ж смотрела Варвара?..

Не только любовь Мариинский. Невеста Володи

Невеста Володи -Наталья Павлова. Фото Наташи Разиной

Конечно, молодёжь Академии работает замечательно. И солисты (особенно хороша Наталья Павлова – трепетная, с трудом сдерживающая счастье и слёзы невеста Володи), и хоровой ансамбль. Тонко звучат, красиво выполняют с виду простой, но капризный хореографический рисунок Гали Абайдулова, ни минуты не остаются на сцене «пустыми» – и это, конечно оправдывает смысловую нестыковку. Но лишь отчасти. Поскольку в этом спектакле дурная оперная условность сведена к минимуму.

Спектакль полон драматизма и мягкой тёплой иронии, ярких звуко-цветовых контрастов и звенящей деревенской тишины, юмора и горечи. Но его особенность – неторопливая красота сказа. Душевного, ясного и естественного. Лишённого оперных котурн.

                                                                                  Нора Потапова

Все права защищены. Копирование запрещено.

 

Просмотров: 45