Экстаз и экспрессия

На этом полотне все смешалось в диком, буйном танце. Ураган, вихрь, смерч, яркая, яростная магия танца и цвета. Зеленый, синий, желтый, красный, голубой, розовый, белый цвета плавятся под обжигающими лучами солнца. А фигуры танцующих на полотне детей смазаны и расплывчаты. Их невозможно рассмотреть, они едины в танцевальном красочном вращении. Можно говорить даже не о самом танце, а о той кипящей, бурлящей танцевальной энергии, что еще мгновение и выплеснется за рамки полотна. Картина и название носит соответствующее: «Дико танцующие дети». Написана она немецким художником-экспрессионистом Эмилем Нольде в 1909 году.

Эмиль Нольде. "Дико танцующие дети"

Эмиль Нольде. «Дико танцующие дети»

В 1910-м году Нольде создает еще одно танцевальное полотно – «Танцы вокруг золотого тельца». Здесь доминирует золотой цвет, а ему аккомпанируют сиреневый, синий, голубой, черный, красный. Они перемешались, слились вместе с безудержным, кричащим танцем полуобнаженных женщин. Четыре женские фигуры извиваются, беснуются, бьются в танцевальном экстазе перед золотым тельцом. Безумные танцы, безумные желания на виду у символа обогащения. Поражают чувство ритма, откровенная пластика и раскаленные краски этого танца.

Картина вдохновлена сюжетом из Ветхого Завета. Она входит в цикл произведений на религиозную тему, однако сам танец несколько вырывается из религиозной тематики своей чувственностью, экспрессией.

Танцы вокруг золотого тельца

Эмиль Нольде. «Танцы вокруг золотого тельца»

Еще одно полотно этого периода – «Танец среди свечей» (1912). Две сиренево-розовые женские фигуры, в юбках, едва прикрывающих бедра, извиваются между стоящими на красном полу подсвечниками со свечами. Желтые основы подсвечников, золотой огонь свечей и две фигуры на красном фоне. Кажется, женщины играют с огнем в жаркую игру, осторожно, чтобы не обжечься, мягко крадутся между языками пламени, радуясь обжигающей близости огня, словно стремясь в его горячие объятия.

Танец среди свечей

Эмиль Нольде. «Танец среди свечей»

Своим бесстыдным, диким танцем поражает «Танцовщица» (1913). И вновь энергия, экспрессия и дикое буйство. Обнаженная по пояс танцовщица, с головой резко отброшенной в сторону, с черными как смоль волосами, в коротенькой красной юбочке, открывающей то, что должно быть скрыто, беснуется в диком танце. Здесь все нараспашку, все откровенно, и широко расставленные ноги, и коричневые соски, и изломанные движения рук и ног, и бешеная сексуальная энергия, бьющаяся в ее первобытном танце.

Эмиль Нольде. "Танцовщица"

Эмиль Нольде. «Танцовщица»

Говоря о танце на картинах, акварелях, эскизах Эмиля Нольде, стоит процитировать Мэри Вигман (тоже выдающуюся представительницу немецкого экспрессионизма, только танцевального, с которой был дружен художник): «Нет танца без экстаза». И хотя танец не был главным в творчестве Нольде, можно сказать, что танец занимает в его художественном наследии значительное место.

Эмиль Нольде (1867-1956) – настоящее имя Эмиль Хансен – родился в деревне Нольде (Северный Шлезвиг). Уже ребенком он украшал дощатые стены сараев и амбаров карандашными рисунками. В семнадцать лет начал учиться на гравера по дереву и оформителя мебели. После обучения Хансен стал учеником школы искусств и ремесел в Карлсруэ. Затем уехал в Берлин, где работал на мебельной фабрике.

В 1891 Хансен устроился в Музей ремесел Сен-Галлена (Швейцария). Проработав там два года, он создает в 1896 свою первую картину маслом – «Горные великаны».

Один удачный художественный трюк позволил ему, довольно рано для художника, получать хорошие гонорары. Он стал изображать на почтовых открытках горы в виде людей – великанов. Деньги, полученные от открыточного бизнеса, дали Хансену возможность продолжить свое образование, изучать искусство в Мюнхене, Дахау и в парижской академии Жюльена. С 1901 года он жил в Берлине и Дрездене. А в 1906-м году вошёл в группу «Мост», от которой отошёл год спустя. С 1906 года Нольде обратился к гравюре на дереве, а с 1907 — к литографии.

Эмиль Нольде. Автопортрет. 1911

Близкая художнику тема танца отражена и в религиозных, и в светских произведениях. Это тот танец, который увлекал Тулуз-Лотрека, танец ночной жизни европейских столиц. Танец кафе-шантанов, баров, танцевальных залов, где собиралась разношерстная публика, жаждущая крепких напитков и откровенных, бесстыдных танцев. И, что интересно, как и Тулуз-Лотрек, устав от кафе-шантанного танцевального безумства, будет восхищаться представительницей танца модерн, американкой Лои Фуллер, так и Нольде захватит в плен экспрессионистский танец Мэри Вигман.

Пишет Нольде и морские пейзажи, к которым будет возвращаться в течение всей своей жизни. А еще у него есть поразительные цветы, словно пришедшие из сказочного сна. Холодно-гордые фиолетовые ирисы и золотые подсолнухи, есть и цветочные поляны, затканные цветами, названия которых трудно определить. Они пленительны и заманчивы, кажется, от них исходит нежный, пьянящий аромат.

Эмиль Нольде. «Пара танцует»

Эмиль Нольде считал себя художником, выражающим в своей живописи германский дух. Изначально у Нольде все складывалось удачно – и творчество, и карьера. В 1933 году, когда пришел к власти Гитлер, национал-социалистическая студенческая лига Германии выдвинула художника на пост председателя Объединенных школ искусства. А год спустя Нольде вступил в национал-социалистическое рабочее содружество Северной Силезии (позже это «рабочее содружество» влилось в ряды национал-социалистической рабочей партии).

Однако эпоха первоначального энтузиазма и восторгов быстро и трагично закончилась. Авангардистов, желающих возглавить революцию в искусстве, сбросили с корабля современности. Летом 1937 года началась идеологическая кампания против «Entartete Kunst», «Дегенеративного искусства». К «дегенератам» от искусства был причислен и Нольде. Больше тысячи его картин были изъяты из музеев Германии, сжигались они и в нацистских кострах-манифестах. Гестапо также пристально следило за тем, как художник соблюдает запрет на профессию. Представителям «дегенеративного» искусства было запрещено заниматься, порочащей чистое арийское искусство «мазней»

Нольде вынужден был оставить Берлин. Он переселился к Северному морю, где ещё в 1927 построил дом-мастерскую в Зебюлле. В этот трудный период он создал множество маленьких акварелей (пейзажей с фигурами), которые называл ненаписанными картинами и в которых дал волю своему воображению. Зебюлле художник почти не покидал и после войны и краха нацизма.

Умер Эмиль Нольде 15 апреля 1956 года в Зебюлле. После смерти художника его дом был превращён в музей.

Мэри Вигман

Теперь немного о Мэри Вигман (англ. Mary Wigman, первоначально Мари Вигманн, нем. Marie Wiegmann; 13 ноября 1886, Ганновер — 19 сентября 1973, Берлин), чье творчество многие годы вдохновляло Нольде.

Будущая танцовщица родилась и выросла в семье преуспевающих коммерсантов. Родители, реальные и прагматичные люди, мечтали дать дочери хорошее образование, а потом удачно выдать замуж. Но независимую девушку подобная участь не привлекала. В 1910 году случай свел ее с Эмилем Жаком-Далькрозом. Уже известный к тому времени швейцарский композитор и педагог, которым восхищались многие, но, следует подчеркнуть, далеко не все, стремившиеся посвятить себя танцу, разработал систему музыкально-ритмического воспитания (ритмическую гимнастику) – тренировок, способствующих выработке абсолютного слуха и способности к музыкальной импровизации. Специальную школу ритмического воспитания он открыл в немецком Хеллерау, куда в 1911 году и приехала учиться Мэри Вигман.

Танцующая Мэри Вигман

Там танцовщица познакомилась с Эмилем Нольде. По его совету Мэри отправилась учиться дальше – к создателю свободного танца Рудольфу фон Лабану. Его свободный, но не лишенный определенных правил, танец также поддерживался далеко не всеми. Но Мэри Вигман нашла то, что искала. Это был ее танец. Позже она открыла собственную школу экспрессивного танца (в конце 1930-х годов ее закрыли нацисты).

Эмиль Нольде. "Танцовщица в красном платье"

Эмиль Нольде. «Танцовщица в красном платье»

Созданный Мэри Вигман в двадцатые годы свободный экспрессивный танец был танцем печали, скорее даже мрачным танцем. И, чтобы показать, что искусство Мэри Вигман, как и ее учителей, принималось не всеми – я имею в виду не нацистов, а выдающихся творческих личностей, – приведу цитату из воспоминаний великого русского хореографа Михаила Фокина: «Когда Маргарита Вильман, приехав в Америку пропагандировать искусство Мэри Вигман, говорила о своей учительнице, она называла ее Dark Soul – мрачная душа. Она объясняла, что искусство это отразило в себе подавленное настроение германской души после проигранной войны. “Больное искусство Германии”. Но у меня напрашивается еще и другое объяснение. Выражение печали в танце требует очень мало движения. Оно кажется легким. Выражение же радости, наоборот, требует массы движения… Но не печаль, а радость родила танец. Радость ведет его постоянно к развитию…

Танцовщица в голубом платье

Эмиль Нольде. «Танцовщица в голубом платье»

Максимум движения при минимуме напряжения – одно из условий прекрасного танца. В модернистическом танце наоборот: самое легкое движение дается со страшным напряжением».

Эмиль Нольде. «Тановщицы в зеленых платьях»

Да, Фокин был противником танца модерн, или, как он его называл «модернистического». Но это нисколько не умаляет того успеха и признания, которые Мэри Вигман получила и в Европе, и в Америке. Хотя ее танец не имел ничего общего с жизнерадостным, душевным, поэтичным танцем той же Айседоры Дункан, а был действительно больным, горьким танцем.

Мэри Вигман и Эмиль Нольде стали близкими друзьями. Вместе с художником и его женой танцовщица часто импровизировала. А затем вдохновленный Нольде изображал ее танец в своих картинах и литографиях.

 

Танцовщица и Арлекин

Эмиль Нольде. «Танцовщица и Арлекин»

Танцевальные вариации Эмиля Нольде увлекают своей примитивностью и некоторой карикатурностью. Вот сошлись в непонятном, смешном дуэте «Танцовщица и Арлекин» (1920). Она откинулась всем телом назад, а он упрямо нависает над ней. Оба в невыразимо ядовитых по цвету костюмах. Она вся в лимонных тонах, он в фиолетово-оранжевых. Есть у Нольде и безымянные танцовщицы, у них нет имени или названия танца, который они исполняют, но зато есть цвет наряда, вынесенный в название. Своим стремительным, гибким торсом, рукой, отброшенной назад и гордым обликом увлекает «Танцовщица в голубой юбке», или, словно парящая над землей «Танцовщица в красном». Есть и другие работы, на которых запечатлены танцовщицы в красном, голубом… Есть и «Танцовщицы в зеленых юбках». На фоне огненного фона, они исполняют свой дуэт, словно балансируя на краю пропасти

А вот и «Мэри Вигман» (1920-1925). Экстаз, выразительность, экспрессия. Не танец, а пламя, горящее на полотне, в котором сжигает себя танцовщица.

Мэри Вигман 1920-1925

Эмиль Нольде. «Мэри Вигман». 1920-1925

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 111