Джоан Сазерленд

(1926-2010)

«La Stupenda» (изумительная) – редкая рецензия на выступление Джоан Сазерленд обходилась без этого слова. Для того, чтобы изумлять публику своим искусством, у этой австралийской певицы было все – насыщенность и богатство тембра, блестящая вокальная техника, драматический дар. Изумляло и разнообразие ее репертуара – итальянская опера, австро-немецкая, французская.

Родина Джоан Сазерленд – Сидней, а определяющую роль в ее судьбе сыграла мать. Эта женщина обладала великолепным голосом, возможно, стала бы прекрасной певицей, но родители не позволили ей это сделать. Но петь она не перестала, продолжая делать это дома – и это постоянно слышала ее одаренная дочь. Подражая матери, девочка пела вокализы.

В юности Джоан продолжает самостоятельно развивать свой голос – в основном средний регистр и низкий, считая, что обладает меццо-сопрано. Важной вехой в ее судьбе становится встреча с преподавателем вокала Аидой Диккенс. Она пришла к выводу, что Джоан обладает драматическим сопрано. Именно в этом направлении развивает она свой голос, обучаясь в Сиднейской консерватории.

Активную исполнительскую деятельность певица начала еще в студенческие годы. Немало городов родной страны посетила она с концертами. Ее постоянным аккомпаниатором стал студент-пианист Ричард Бонинг – так рождался великолепный дуэт, которому суждено было прославиться на весь мир.

И вот – первая партия, таковой становится, Дидона в «Дидоне и Энее». Произошло это в 1947 г. на сцене сиднейского зала «Таун-Холл», правда, речь шла о концертном исполнении, но с этого момента начинается восхождение молодой певицы: концерты, успешные выступления на конкурсах и, наконец, оперный дебют – Сазерленд выступает в опере «Юдифь», принадлежащей перу британского композитора-современника Юджина Гуссена.

Вскоре Ричард Бонинг отправился в Великобританию. Джоан поступает так же. Сотрудничество певицы и пианиста продолжается в Лондоне, Ричард помогает Джоан в ее упорных занятиях. Исполнительница мечтает о «Ковент-Гарден», но попасть в труппу прославленного лондонского театра не так-то просто. На прослушивании Сазерленд исполняет тринадцать арий, но вердикт дирекции был суров – она недостаточно подготовлена в техническом отношении. Джоан продолжает совершенствовать свое вокальное мастерство – и в 1952 г. ее усилия увенчиваются успехом: она поет в театре, куда так стремилась. Правда, пока речь идет о маленькой роли – о Первой даме в «Волшебной флейте». Вскоре последовала другая партия – Клотильда в «Норме». Это тоже эпизодическая роль, зато заглавную роль в этом спектакле исполняла сама Мария Каллас!

Быть партнершей великой певицы – это, конечно, прекрасно, но ведь Джоан Сазерленд достойна большего. Доказать это дирекции театра помог случай: заболела исполнительница партии Амелии в «Бале-маскараде», и Джоан пришлось заменить ее, причем пела она без репетиции. Успех в этом спектакле открывает ей путь к другим партиям: Графиня в «Свадьбе Фигаро», заглавная роль в «Аиде», Агата в «Волшебном стрелке». В «Кольце нибелунга» она вновь исполняет небольшие роли – Лесная птичка в «Зигфриде» и Первая норна в «Гибели богов» – но благодаря этому на нее обратил внимание дирижер Фриц Штидри.

В 1955 г. певица выступает в «Сказках Гофмана». Жак Оффенбах, создавая эту оперу, предполагал, что образы всех трех возлюбленных героя должна воплощать одна певица, но на практике это соблюдается редко – слишком уж эти партии отличаются друг от друга: партия Олимпии – колоратурная, Джульетты – лирико-колоратурная, а Антонии – лирическая. Но Джоан Сазерленд сумела исполнить в одном спектакле все три роли, тем самым зарекомендовав себя исполнительницей, обладающей чрезвычайно широким творческим диапазоном.

Следующими партиями становятся Микаэла и Памина. Вскоре она добавляет к своей исполнительской славе еще один штрих – славу «выдающейся генделевской певицы», выступив в опере «Альцина» в заглавной роли. Саму певицу это убедило в том, что ей доступны не только лирические, но и лирико-колоратурные партии. И вот она поет Лючию де Ламмермур – сначала в Лондоне, затем в Париже. Второе выступление казалось особенно рискованным: эту оперу Доницетти во французской столице мало знала публика, а многие музыканты считали ее устаревшей и не интересной современному слушателю. Но все сомнения были забыты: певица настолько убедительно провела сцену безумия героини, что невозможно было думать даже о тех пассажах, которыми изобилует эта ария. Следующим шагом в избранном направлении становится партия Эльвиры в «Пуританах» в Лондоне – а ведь эта опера не ставилась в Англии с 1887 г. Другая опера Беллини – «Беатриче де Тенда» – весьма долго не ставилась вообще нигде из-за колоссальной сложности заглавной партии, но Сазерленд подарила ей новую жизнь, выступив в этой опере в Далласе. В 1961 г. певица триумфально дебютировала в «Ла Скала» в партии Лючии, а два года спустя в Ванкувере осуществила давнюю мечту – выступила в роли Нормы.

В 1965 г. певица отправляется в трехмесячное турне по родной стране с труппой, организованной ею самой. В составе труппы – такие певцы, как Элизабет Харвуд и Лучано Паваротти. Для Австралии эти гастроли стали грандиозным праздником музыки.

В последующие годы в репертуаре артистки появляются новые партии – Лакме, Мария в «Дочери полка», а также роль Эвридики в малоизвестной опере Гайдна «Орфей», Мария Стюарт.

Блестящая карьера Сазерленд завершилась в 1990 г., ее последним спектаклем стала опера «Гугеноты». В 2010 г. певица ушла из жизни.

 

Музыкальные Сезоны

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 12