Джоаккино Россини. Stabat mater

Имя Джоаккино Россини прославлено в первую очередь благодаря операм и менее всего ассоциируется с духовной музыкой. Тем не менее, он отдал дань этому жанру в последние десятилетия своей жизни, когда завершил карьеру оперного композитора. Наиболее значительными достижениями итальянского оперного гения на этом непривычном для него поприще стали Маленькая торжественная месса и Stabat mater.

Замысел Stabat mater возник у Россини в 1831 г. – по прошествии всего лишь двух лет после создания последней оперы. Вместе со своим другом – богатым испанским маркизом де Агуадо – композитор отправился в Испанию. Там его ожидал самый горячий прием: опера «Севильский цирюльник», исполненная под управлением автора, имела огромный успех, композитора принял сам король, присутствовавший на спектакле. Но гораздо большее значение для истории музыкального искусства имела другая встреча – с мадридским архидьяконом Маноэлем Фернандесом Варелой, которому де Агуадо представил Россини. Именно от этого духовного лица исходила инициатива создания кантаты о скорбящей Богоматери. Не сразу Джоаккино Россини на это согласился – все-таки духовная музыка не являлась для него «родной стихией» – но Агуадо его уговорил. Россини согласился написать Stabat mater, но выдвинул условие: издаваться партитура не должна, а исполнять сочинение следует исключительно по распоряжению архидьякона.

Возвратившись во французскую столицу, где Россини в то время жил, он довольно долго откладывал начало работы над Stabat mater, а затем сочинение пришлось прервать из-за болезни. Композитор обратился к Джованни Тадолини, который некогда обучался вместе с ним в Болонском музыкальном лицее, с просьбой завершить партитуру, и тот написал четыре недостающих номера. Это произведение, не все в котором было создано самим Россини, было исполнено в 1832 г. в Мадриде. Маноэль Фернандес Варела преподнес автору роскошный подарок – золотую табакерку, инкрустированную бриллиантами. Но по прошествии пяти лет архидьякон Мадрида скончался, и произошло то, чего Россини не желал: партитуру, найденную среди бумаг почившего святого отца, продали французскому издателю. Возмущение Россини было таково, что он обратился в суд, чтобы не допустить издания произведения без его согласия. Особое же беспокойство композитора вызывало то, что под его именем могут опубликовать фрагменты, написанные не им, а Джованни Тадолини. Это побудило композитора завершить произведение – впрочем, Россини утверждал, что он закончил Stabat mater уже давно, сразу же, как оправился от болезни, вынудившей его прервать работу. Девять из десяти номеров новой редакции были исполнены в 1841 г. в Париже в узком кругу, подлинная же премьера состоялась в 1842 г. в Итальянском театре.

Произведение написано на средневековый текст, автор которого точно не известен, но предположительно таковым был итальянский поэт Якопоне да Тоди, живший в XIII столетии и принявший монашество после трагической гибели своей возлюбленной. Латинское стихотворение повествует о душевных муках святой Девы Марии, присутствующей на Голгофе при страданиях и смерти Сына. Некоторое время фрагменты Stabat mater включались в заупокойные мессы, но в XVIII веке этот гимн превращается в самостоятельное произведение. К тексту Stabat mater до Россини обращались многие композиторы, в частности, существовал шедевр Перголези. Но в каком соотношении находится Stabat mater Россини с творениями предшественников?

На сущность этого произведения могут пролить свет слова композитора о современниках-католиках, которые, по мнению Россини, «предпочитают не размышления, а горячий диалог, откровенный и земной, в отношениях веры, надежды и любви». Для Россини естественным выражением такого «горячего диалога» была опера, и ее черты господствуют в духовной кантате: широкие кантиленные мелодии, эффектные каденции, высокие ноты, дающие певцам возможность блеснуть своим голосом, терцовое соотношение голосов в ансамблях. Роль оркестра в этом произведении весьма скромна, он в основном аккомпанирует певцам.

Впечатление оперной сцены производит уже первый номер, в котором суровое пение хора чередуется с драматическими и лирическими «высказываниям» солистов. Теноровая ария Cujus animam gementem с ее жизнеутверждающим маршевым ритмом и эффектными высокими нотами напоминает арию влюбленного из комической оперы. Ей контрастирует лирический дуэт женских голосов Quis est homo qui non fleret. Драматизма исполнена ария баса Pro peccatis suae gentis. Ближе всего к духовной музыке в традиционном понимании стоит речитатив баса с хором Eia Mater fons amoris: мужская группа хора, поющая в унисон, имитирует григорианский хорал, но в следующий за ним квартет солистов Sancta Mater istud agas проникает даже некоторая танцевальность. В каватине меццо-сопрано Fac ut portem Christi mortem лирическая тема сменяется драматической средней частью. Оперную сцену отчетливо напоминает ария сопрано с хором Inflammatus et accensus. Особую сложность представляет для исполнителей квартет солистов с хором Quando corpus morietur, исполняемый без сопровождения. Финальный номер – Amen – являет собою грандиозную фугу, в конце которой появляется мелодия из первого номера.

Российский музыковед Сергей Адрианов назвал Stabat mater Россини произведением, в котором не следует искать философский или религиозный смысл – им нужно «наслаждаться как «Золушкой», «Сорокой-воровкой» или хорошим вином».

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 163