Антонин Дворжак. Славянские танцы (первая тетрадь) Op. 46

Антонин Дворжак. Славянские танцы (вторая тетрадь) Op. 72В Австро-Венгрии, в состав которой входила Чехия в XIX веке, существовала специальная стипендия министерства культуры и образования для молодых неимущих талантливых композиторов. К сожалению, композиторы, подававшие заявки на ее получение, в большинстве своем из трех требуемых качеств обладали только двумя – молодым возрастом и бедностью – тем приятнее было членам жюри рассмотреть произведения, представленные Антонином Дворжаком. С прошением о назначении этой стипендии он обращался дважды – в 1874 г. и в 1877. Во второй раз в состав жюри входил Иоганнес Брамс. Его заинтересовали произведения молодого автора, и некоторые из них он предложил крупному берлинскому издательству, возглавлял которое Фриц Зимрок. Доход от продажи «Моравских дуэтов» Дворжака превысил все ожидания и побудил Зимрока продолжить сотрудничество с ним.

Произведение, которое заказал Зимрок Дворжаку, должно было стать сюитой для домашнего музицирования на фортепиано в четыре руки вроде «Венгерских танцев» Брамса. Дворжак создает «Славянские танцы» для фортепиано, но, поскольку он мыслил в большей степени в категориях оркестровых тембров, он почти сразу же принимается за их оркестровку.

Хотя определение, данное автором своему произведению, довольно широко – «Славянские танцы» – в основном они обладают особенностями, характерными для одного конкретного славянского народа: чехов. С чешским музыкальным фольклором Антонин Дворжак был знаком хорошо, ведь детство его прошло в деревне. Это позволило ему создавать мелодии в национальной манере, почти не прибегая к цитированию фольклорных образцов. Исключение составляет лишь два танца – примечательно, что народная мелодия, процитированная в одном из них, имеет не чешское, а украинское происхождение (цитировать чешские мелодии у Дворжака особой необходимости не было).

Сюита, построенная по принципу контраста, состоит из восьми разнохарактерных танцевальных пьес. Жанровых определений – таких, как вальс или полька – Дворжак им не дает. Это объясняется в том числе и тем, что некоторые пьесы сочетают в себе черты разных танцев. Однако в некоторых случаях жанровая принадлежность выглядит довольно определенной. Так, открывающая сюиту пьеса – это определенно фуриант. Название этого чешского танца переводится как «строптивец». Это исключительно жизнерадостная пьеса с характерным для фурианта чередованием трехдольности и двудольности.

Второй танец основан на украинской мелодии (думке). Варьирование этой лирической мелодии приводит к вихревой пляске, напоминающей овчацку (танец моравских пастухов).

Третий номер сюиты – это танец, который во всем мире ассоциируется с Чехией в первую очередь: полька. Композитору так удачно удалось передать черты чешских народных мелодий, что одна из тем этого танца превратилась в народную песню «Солнышко над мельницей».

Четвертый номер – соуседска, степенный трехдольный танец. Его простая мелодия постоянно возвращается к тонике, а средний раздел насыщен юмористическими штрихами.

В пятом номере музыковеды усматривают сходство с различными танцами – не только чешскими скочной и вртаком, но и украинским гопаком, а также польским краковяком.

Шестой номер – снова соуседска, но с чертами польской мазурки, и даже мелодия напоминает народную песню «Играйте мне мазурку».

В седьмом номере Дворжак использовал две народные мелодии: моравскую песню «Тетушка, куда идете» и студенческую песню, которая и в ХХ веке сохраняла популярность в Чехии – «Любил я тебя, девушка».

Восьмой номер, как первый – фуриант, но на этот раз он окрашен в героические тона.

Сюита не сразу прозвучала полностью – в мае 1878 г. в Праге были исполнены лишь три танца из восьми, но уже в декабре того года в Дрездене были исполнены все восемь танцев.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 64