Дмитрий Булгаков: «Камерные музыканты не должны быть эгоистами в профессии, иначе ничего хорошего не получится»

Дмитрий Булгаков: «Камерные музыканты не должны быть эгоистами в профессии, иначе ничего хорошего не получится»

Все, кто любит музыку, знают о московском фестивале «Возвращение». Он проходит в январе и больше 20 лет собирает полные залы. И каждый раз это феерия камерной и ансамблевой музыки, когда в Москву, изыскивая время между контрактными выступлениями, съезжаются музыканты с международной репутацией, чтобы без гонораров сыграть четыре концерта. Для публики это ежегодное возвращение одного из лучших событий музыкальной Москвы. Для исполнителей — новое переживание музыкального и человеческого братства, которое для многих сложилось давно, еще в школе, в годы совместной учебы.

Слова «особая атмосфера» — наиболее употребительные в разговорах публики и критики о фестивале. Об уникальности «Возвращения», где серьезность создается в вихре шуток, говорят сразу после обсуждения высокого качества исполнения и интересных, никогда не повторяющихся тематических программ.

Но не все, наверно, знают, что у московского проекта есть музыкальный «брат» в Эстонии, на острове Хийумаа, где для совместной летней игры собираются участники российского зимнего фестиваля, а также их друзья и коллеги, которые еще не играли в Москве. В этом июле Hiiumaa Homecoming Festival начнет работу в двенадцатый раз. Балтийский проект организовал в 2006 году музыкант Дмитрий Булгаков, который вместе со скрипачом Романом Минцем придумал московское «Возвращение».

Дмитрий Булгаков — гобоист, преподаватель Московской средней специальной музыкальной школы (колледжа) имени Гнесиных, Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского и Эстонской академии музыки и театра. Художественный руководитель фестиваля «Возвращение» и Hiiumaa Homecoming Festival. Наш разговор с Дмитрием был о том, как связаны два проекта, какая атмосфера царит на летнем фестивале, и в чем своеобразие концертов на острове.

МК: В одном из интервью Вы сказали: «Я не верю в симфонический оркестр — в то, что сто человек в едином порыве могут тебе что-то передать. Поэтому я занимаюсь камерной музыкой».

ДБ: Я больше люблю небольшие компании, камерные залы и такие же музеи. Камерная музыка сродни маленькому кругу добрых друзей. Это очень личное. Как разговор людей, которые искренни в непосредственном общении. Кроме того, камерные музыканты не должны быть эгоистами в профессии, иначе ничего хорошего не получится. В камерной музыке люди уступают друг другу. Чтобы партнер был слышен. И этот тихий разговор о чем-то важном не навязан чьим-то диктатом извне. Дирижерским или продюсерским.

МК: Как возник Hiiumaa Homecoming Festival?

ДБ: У меня было ощущение, что не хватает именно летнего фестиваля. Что стоит поделить год на два музыкальных возвращения. Сразу возникла мысль проводить второй фестиваль на Хийумаа, потому что это с детства для меня родное место. Я там бывал каждое лето. И начал возвращаться уже взрослым. На острове много прекрасных мест, где можно играть, и расположение идеально — между Россией и Западной Европой. Удобное место встречи музыкантов, живущих в разных странах. При этом не было идеи ни копировать Москву, ни повторять. Но некоторые вещи мы на острове как бы проверяли, а потом их повторяли в Москве, в камерных залах консерватории. И наоборот. И может быть, отсутствие пафоса добавляет больше смелости в эксперименты, которые мы здесь делаем.

Дмитрий Булгаков: «Камерные музыканты не должны быть эгоистами в профессии, иначе ничего хорошего не получится»

МК: На московском «Возвращении» тоже с пафосом не густо.

ДБ: Антипафосность нам вообще свойственна — по жизни. Это то, что нас, участников двух «Возвращений», объединяет и музыкально, и человечески. Но на острове отсутствует академическая атмосфера, заданная в Москве самими стенами консерватории, и это мне близко. В сущности, и залы, и условия концертов мы здесь придумываем и создаем сами. При том, что гораздо меньше музыкантов участвует, чем в Москве. Это вообще очень дружеская история, и все мы тут склонны к определенному типу отношений. У нас весело — и одновременно тихо. И не так тесно, как в Москве. Очень многие хотят участвовать. Самая большая проблема, что я не могу позвать всех желающих.

МК: Здесь много нетронутой природы и очень красиво. Это «Возвращение» словно музыка в раю. Как это влияет на концепцию фестиваля?

ДБ: Если только в смысле отсутствия концепции. Когда играешь то, что хочется играть. «А давайте сыграем это, и еще это». Задача только в том, чтобы всё совместить. Плюс добавляются концерты на открытом воздухе, чего в зимней Москве нет. Мы играем и в красивых развалинах, когда стены еще есть, а крыши уже нет, но акустически мы как бы в помещении. Или в старом амбаре у моря, где уже во время концерта выяснилось, что в нем живет огромное количество ласточек, составивших нам компанию. Есть, конечно, и традиционные места, например, музей, в котором мы выступаем каждый год. Хийумаа — большой остров, один из самых крупных в Балтийском море, и здесь исторически сплелось много культур: эстонская, немецкая, шведская, русская… Поэтому на острове очень увлекательно находить новые места для концертов.

МК: Какие еще возможности Вы для себя открыли?

ДБ: В этом году, например, мы нашли старую немецкую усадьбу, с огромным парком, с двором, где есть четыре стены, а акустика превосходна для оркестра, с лебедями и морем, к которому ведут мостки. Здесь всё как бы задействовано для концерта, даже море. У нас будет хоровая музыка на воде, буквально: публика — на берегу, а хор — в воде (на мостках). Это после прогулки слушателей в парке. Наш кларнетист Антон Дресслер здорово умеет работать с электронной музыкой, которая прозвучит из современного дома, стены которого построены из солнечных панелей. Будет все, от традиционной камерной музыки до современных звучаний. Бетховен, Танеев («Посмотри, какая мгла»), МакГлинн, Пярт, Мишкинис. И премьера эстонского композитора Лаури Йыэлехта под названием «Горизонт» для скрипки, гобоя и струнного оркестра. Я сыграю ее с Романом Минцем.

Главное, чтобы погода не помешала. Все-таки Эстония не Испания. На этот случай мы продумываем пути отхода, обратно под крышу.

Самый первый фестивальный концерт посвящен морю. Сыграем вещи известного эстонского композитора Эркки-Свен Тююра, который живет на Хийумаа, музыку Цезаря Кюи, Чюрлениса, Соллимы. И сонату для флейты Райнеке, которая называется «Ундина». Мы долго думали, можно ли отнести ундину к морским обитателям, и решили, что все-таки можно, — изучив отношение прибалтов к этой легенде.

Еще один вечер пройдет в музее. Будет Брамс — его соната для виолончели и рояля, и много духовой музыки. Играем Респиги, Бриттена, Девьена и Арнольда. В музее стоит очень старый рояль, принадлежавший некогда Рудольфу Тобиасу — современнику Малера, пианисту и композитору, уроженцу Хийумаа. Возле мемориального рояля держим дежурного настройщика. Зал маленький, и мы решаем эту проблему: открываем окна, и люди, которым не хватило места в помещении, слушают нас на лужайке.

Закрытие фестиваля на острове — концерт с органом в сочетании с разными инструментами. Орган и гобой, орган и виолончель, орган и фагот, орган и кларнет. Хоровая и камерная музыка. Хор и орган исполнят «Берлинскую мессу» Пярта. У нас замечательный хор — Homecoming vocal ensemble, собранный специально для фестиваля дирижером Петром Савинковым на основе хора московского Колледжа имени Гнесиных.

Играем мы в старинной церкви. А потом публика по старинной липовой аллее пройдет к другой старинной усадьбе. И там, на парадной лестнице мы исполним Баха. Его оркестровую сюиту для струнных, фа-минорный фортепьянный концерт и Второй Бранденбургский концерт, который я играл много раз, но давно мечтал сыграть именно на острове. В этом году мы впервые делаем еще концерт в Таллинне. По возвращении с острова. В здании XIV века, принадлежавшем Братству Черноголовых, а сегодня это зал Филармонии.

МК: У вас бывают мировые премьеры?

ДБ: Да. Юрий Каспаров обработал для нас «Семь слов Спасителя на кресте» Гайдна для духового и струнного квинтетов с литаврами. Андрей Эшпай переложил нам «Гольдберг-вариации» для квартета духовых. Потом были концерты с этой музыкой в России и в Европе, выходили диски. Но впервые мы сыграли тут, на острове.

МК: В нынешнем фестивале принимает участие легендарный дирижер Лев Маркиз.

ДБ: Лев Маркиз — близкий по духу нашим музыкальным проектам и нашим взглядам на жизнь человек. И смею надеяться, что он воспринимает это так же. Впервые наше сотрудничество состоялось в январе 2017 года на московском «Возвращении». Мне кажется, что нам было хорошо музицировать вместе. После этого я, всего лишь, отправил Льву много фотографий острова Хийумаа. Дальше мы уже говорили о программе и с нетерпением ждем встречи на острове.

Дмитрий Булгаков: «Камерные музыканты не должны быть эгоистами в профессии, иначе ничего хорошего не получится»

МК: Какая у вас публика? И как она воспринимает современную музыку?

ДБ: Жители острова — учителя и ученики музыкальных школ, работники муниципалитета, крестьяне и рыбаки. Люди творческих профессий, которые часто выбирают остров местом для жизни. Туристы. Гости, специально приезжающие на фестиваль, в том числе из Москвы (те, кто ходит на московское «Возвращение»). Принимают нас прекрасно. И современную музыку слушают прекрасно. Вообще-то мы никогда специально не играем концерт, скажем, барочной музыки или концерт современной музыки. У нас всегда перекрестки стилей. Пересечения эпох. И для меня сонаты Скарлатти — очень современная музыка. А Бриттен или Шостакович — уже классическая музыка.

МК: Фестиваль на Хийумаа проходит много лет. Можно ли говорить о какой-то эволюции?

ДБ: Новые музыканты: наш круг и постоянен, и изменчив. Новые произведения. Новые места для музыки. Есть масса идей. Мы хотим поиграть на кораблях и на маяках. И делать проекты с молодежью. В этом году у нас задействован молодежный оркестр — Homecoming chamber orchestra. И нужны мастер-классы. Мы уже начали это. Я бы хотел, чтобы на Хийумаа такие мастер-классы проводились в течение года, и музыканты «Возвращения» на них преподавали.

МК: Уже есть творческие идеи по поводу очередного, двадцать первого московского «Возвращения»?

ДБ: Пока никаких идей. Кроме того, что в этом году мы впервые будем проводить фестиваль совместно с Московской консерваторией. Три концерта сыграем в Рахманиновском зале, последний — в Малом зале. Краудфандинг тоже будет, потому что это, по нашему мнению, наиболее честный и прямой способ найти деньги на проект. Что касается зимних программ, то значительная часть времени на июльском «Возвращении» посвящена обсуждению январских концертов. Летний остров — подходящее место для составления зимних планов.

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 207