Дама с белыми камелиями

«Вам не кажется, что танец умирает в момент своего рождения?» – порой спрашивала друзей Марго ФОНТЕЙН. (Дама Марго Фонтейн /англ. Dame Margot Fonteyn/, урождённая Маргарет Хукем Margaret Hookham. 18 мая 1919, Рейгейт, Великобритания — 21 февраля 1991, Панама).

Марго Фонтейн называли первой дамой английского балета. Она восхищала нежным обликом и поэтичным танцем. Но за внешней хрупкостью скрывались стальной характер и фантастическое мужество. В ее жизни были яркая и долгая балетная карьера, мировая слава, восторги поклонников, любовь британского королевского дома и, конечно, мужчины. Вернее, два главных мужчины – ее муж и неукротимый Рудольф Нуреев, ее партнер по сцене, преданный друг, и, как сообщала закулисная молва, ее тайный любовник.

Если встреча с Нуреевым была тщательно спланирована друзьями Марго и Рудольфа, то знакомство Фонтейн с будущим мужем произошло случайно.

Марго Фонтейн и Рудольф Нуреев. Маргарита и Арман

Марго Фонтейн и Рудольф Нуреев. Маргарита и Арман

В 1937 году, когда восемнадцатилетняя Фонтейн гастролировала с «Сэдлерс-Уэллс балле» в Кембридже, она увидела на вечеринке привлекательного молодого человека латиноамериканской наружности, самозабвенно отплясывавшего румбу. Юношу звали Роберто де Ариас. Выходец из Панамы, где его отец некоторое время был президентом, Роберто, или Тито мечтал о карьере политика. Некоторое время Марго и Тито встречаются, им легко и уютно вместе. Марго, по всей видимости, сразу же влюбилась в изящного, темпераментного Тито, а вот для него это был всего лишь флирт. Очень скоро он уезжает в Панаму, оставив Марго в горечи и недоумении. Тито исчезает из ее жизни, словно его никогда и не было.

Но однажды… В тот вечер Фонтейн танцевала Аврору в «Спящей красавице» в «Метрополитен-опера» в Нью-Йорке. Неожиданно служитель приносит ей в гримерную визитную карточку, на которой написано: «Роберто де Ариас, представитель Панамы при ООН». А в антракте с букетом роз Фонтейн поджидает сам Тито. После их последней встречи прошло шестнадцать лет. Тито очень изменился, располнел и уже не напоминал того стройного юношу, некогда пленившего ее своей румбой. Ариас сделал блестящую карьеру, у него много влиятельных друзей.

Марго Фонтейн и Тито де Ариас

Марго Фонтейн и Тито де Ариас

На следующее после спектакля утро Марго разбудил телефонный звонок. Это звонит Тито, он приглашает ее где-нибудь позавтракать вместе. И вдруг за чашкой кофе, предлагает ей стать его женой. Однако тут же уточняет, что женат и что у него трое детей. Потом первым же самолетом Тито улетает в Панаму улаживать семейные дела, а несколько часов спустя Марго приносят букет из ста роз, меховое манто и бриллиантовый браслет. Одновременно она узнает, что отныне в ее распоряжении лимузин с шофером.

Свадьба Марго и Тито состоялась в феврале 1955 года. Отношение родных и близких Марго к союзу с Тито было неоднозначным. Хореограф и наставник Фонтейн сэр Фредерик Аштон, хотя и благословил Фонтейн, но Ариасу, с его напускным шармом и напомаженными волосами, не доверял. Мать предупредила Марго, чтобы та не забывала о латиноамериканском темпераменте Тито и том, что в его жизни она будет не единственной женщиной. А Марго очень хотелось быть истинной дамой, да и возраст уже был критический – тридцать пять, потом она считала, что жизнь с Тито никогда не будет скучной.

И оказалась права. Ей доставляло огромное удовольствие выполнять выпавшие на нее светские обязанности супруги посла, когда Тито занимал этот пост. Фонтейн упивалась яркой жизнью, которую ей подарил брак с Тито. Она встречалась с Кастро, Черчиллем, королем Иордании Хусейном, отправлялась в круизы с давним приятелем Тито Аристотелем Онассисом и его подругой Марией Каллас.

Фонтейн и Рудольф Нуреев. Маргарита и Арман.

Фонтейн и Рудольф Нуреев. Маргарита и Арман

В жизни и на сцене Марго была изысканной до кончиков ногтей в прямом и переносном смысле. Ее тщательно ухоженные руки с безукоризненным маникюром стали эталоном для всех танцовщиц английского балета. Безупречные костюмы – сначала от Диора, а потом от Ива Сен-Лорана, – прикрывающие колени юбки, высоко зачесанные и собранные в пучок иссиня-черные волосы и, конечно, прямая спина – облик истинной леди, не допускающей никаких двусмысленностей. Когда Аштон ставил для нее и Рудольфа Нуреева балет «Маргарита и Арман» по «Даме с камелиями» Дюма-сына, то художник Сесил Битон украсил костюмы Фонтейн красными камелиями. Фонтейн пришла в негодование, отказавшись не только их надевать, но и назвать причину, по которой отказывается это делать. Объяснялось всё очень просто: в романе Маргарита носит красные камелии во время месячных. Фонтейн потребовала белые цветы, и появились белые камелии.

Без Тито Марго не делала ни единого шага. Много позже в одном из интервью она скажет: «Пока я не стала женой Тито, то абсолютно не представляла, кто я такая вне сцены. А потом вышла за него и узнала: я – госпожа Тито де Ариас».

Тем временем Тито терзают политические амбиции. Через два года после свадьбы он предпринял попытку организовать в Панаме переворот. Самое пикантное заключалось в том, что в эту историю впуталась и Марго. В разгар событий она приехала к Тито в Панаму и находилась на яхте, снабженной двойным дном и нашпигованной оружием, которое Тито и его соратники контрабандно перевозили. Операция закончилась крахом, правительственные войска окружили заговорщиков. Под прицелом самолетов Фонтейн и Ариас направились каждый на своей яхте в противоположные стороны. Марго отвлекла на себя внимание полиции и тем самым дала мужу возможность скрыться.

Ее арестовали, продержали ночь в тюрьме, а потом выслали из Панамы. Какая из великих балерин может похвастаться столь не скучно проведенной ночью? А вот в личных отношениях с Тито хвастаться особенно было нечем. Как и предсказывала мать, Тито оказался настоящим латиносом, которого не очень смущали брачные узы. Марго страдала, переживала, мучилась, признавалась близким друзьям, что у нее «нет больше сил терпеть измены мужа»… и прощала.

В начале шестидесятых годов в жизни Марго появляется Рудольф Нуреев. Самый сексуальный, горячий и мощный танцовщик двадцатого века.

Марго Фонтейн и Рудольф Нуреев

Марго Фонтейн и Рудольф Нуреев

Есть две версии, рассказывающие, как встретились Марго – в то время признанная балерина и светская дама и Рудольф – советский беженец без паспорта, скандальный молодой танцовщик.

Одна повествует, что Рудольф жил тогда в Копенгагене у своего любовника, датского танцовщика Эрика Бруна. Вместе они занимались у известного педагога Веры Волковой, у которой, кстати, брала уроки и Фонтейн. Как-то Рудольф пришел в гости к Волковой, и зазвонил телефон. Волкова сняла трубку, а потом сказала, что это звонят из Лондона и спрашивают Рудольфа. «Из Лондона?» – удивился Рудольф. В Лондоне он никого не знал. На другом конце провода нежный женский голос произнес: «Это Марго Фонтейн. Не хотите ли танцевать в моем гала-концерте в Лондоне?» Магия имени произвела на Рудольфа впечатление, и он сразу же дал согласие на лондонский дебют.

Однако сама Марго Фонтейн утверждает, что никогда не говорила с Рудольфом по телефону и не приглашала его в Благотворительный концерт, который устраивала в пользу Королевской академии танца. По ее словам, мысль пригласить Нуреева принадлежала ее подруге Колетт Кларк. Та убеждала Марго, что Нуреев – это нечто сенсационное. Именно Кларк и нашла Нуреева в Копенгагене. А Фонтейн, никогда не видевшая Нуреева танцующим, всё же согласилась взять его в свой концерт и предложила приехать ему дня на два в Лондон, чтобы обсудить его участие. Нуреев согласился на это только после обещания Фонтейн хранить его приезд в тайне, поскольку безумно боялся, что КГБ похитит его и силой вернет на родину

Марго Фонтейн и Рудольф Нуреев

Марго Фонтейн и Рудольф Нуреев

Когда Марго увидела Нуреева, то сразу поняла, что это не просто танцовщик, а ярчайшая личность. В нем, хотя он казался ростом меньше, чем она ожидала (Фонтейн в тот момент смотрела на него с лестницы сверху вниз – В.К.), были внутренняя сила и мощь, несмотря на «забавную острую мордочку», как она потом говорила.

Но это не значит, что Фонтейн сразу приняла Рудольфа. «Он мне нравится на девяносто процентов, – сказала она в тот вечер Кларк, – но я пару раз заметила стальной блеск в его глазах». Только позже Фонтейн поняла, что этот блеск говорил не о холодности, а о страхе и о том, что он всегда готов к обороне». Что до Рудольфа, то, увидев Фонтейн в «Жизели», он был загипнотизирован ее танцем.

Второго ноября 1961 года, когда состоялся гала-концерт, артистический Лондон пережил настоящий шок. Англичане, впервые видевшие танец Нуреева, пришли в неописуемый восторг. Рудольф напоминал дикое животное, а его танцевальная и сексуальная неистовость взрывали все представления о том, что есть балет.

Через день после гала-концерта Фонтейн позвонила педагог и ведущий балетный деятель Англии Нинетт де Валуа и сказала, что видит Нуреева в роли Альберта в «Жизели», которую он должен танцевать вместе с Марго. Сначала Фонтейн растерялась, впервые она выступила в роли Жизели в 1937 году, за год до рождения Нуреева, не будет ли она рядом с ним выглядеть молодящейся старушкой? Но, подумав, решила, что ей выпал прекрасный шанс продлить свою сценическую жизнь. Рядом с таким неистовым партнером, как Нуреев, подпитываясь его энергией, она может обрести вторую молодость.

Марго Фонтейн и Рудольф Нуреев в балете Маргарита и Арман

Марго Фонтейн и Рудольф Нуреев в балете «Маргарита и Арман»

Но вряд ли Марго предполагала, во что превратятся ее репетиции с этим «татарским террористом», как называла Нуреева пресса. Рудольф не считался ни с ее возрастом, ни с ее положением. Разозлившись, что всё идет не так, как ему хочется, он кричал Фонтейн, не стесняясь в выражениях: «Ваш танец – дерьмо, полное дерьмо!» И как же реагировала Марго, не привыкшая к подобным выпадам партнеров? С милой улыбкой она отвечала: «А вы мне объясните, в чем именно я дерьмо, и, возможно, тогда я сумею исправиться». Так тонко могла вести себя только умная женщина, сразу раскусившая вздорный характер Нуреева. А еще, наверное, как влюбленная женщина, прощавшая Рудольфу и другие дикие выходки.

Это взаимное влечение, или увлеченность друг другом, отразилось и в их первой совместной работе – «Жизели», соединившей чувственный пыл Нуреева и выразительную нежность Фонтейн. Зал замирал, глядя на их танец, особенно впечатлял финал, когда Жизель–Фонтейн тихо баюкала на руках голову Нуреева–Альберта. В этом было что-то интимное, напоминавшее детство, когда мать ласкает своего непослушного, но горячо любимого сына.

Их «Жизель» завершилась шквалом аплодисментов. Фонтейн и Нуреева вызывали на поклоны двадцать три раза. В то время как зрители бурно выражали свои чувства, Фонтейн вытащила из букета красную розу и преподнесла ее Нурееву, а он, упав на колено, схватил ее руку и стал осыпать поцелуями.

Марго Фонтейн. Фото George Platt Lynes

Марго Фонтейн. Фото George Platt Lynes

Весь Лондон теперь только и говорил о неистовом Рудольфе и о помолодевшей лет на двадцать Марго. Случившееся напоминало чудо. В том возрасте, когда балерины думают о пенсии, стараясь не слишком утруждать себя танцами, Фонтейн, напротив, усложнила свою технику. «Боже! Я никогда не делала и половины тех вещей, которые делаю теперь», – признавалась Фонтейн. И это заслуга Рудольфа, который, словно кнутом, подстегивал свою партнершу, вызывая ее на творческое соревнование. Терзались любители балета и вопросами: каковы их отношения в реальной жизни? Любовники они или нет? Не может быть, чтобы столь совершенный любовный дуэт на сцене не имел продолжения в жизни. Есть вопрос, нет ответа.

Было или не было между ними что-то? Да, Рудольф жил в доме Марго, они везде появлялись вместе. Ну и что? Ведь рядом находился муж, которому Марго была преданна, к тому же Фонтейн была слишком благоразумна, чтобы рисковать своим положением. Что до Рудольфа, то в этот период он переживал бурный роман с Эриком Бруном, то расставаясь, то вновь соединяясь с ним. При этом он не отказывает себе и в случайных сексуальных встречах. Однажды на гастролях Нуреев неожиданно исчез из театра прямо в антракте. Ушел, не разгримировываясь, набросив халат на сценический костюм. Прозвучало несколько звонков к началу следующего действия, а его нет в гримерной. Марго была в бешенстве, не зная, куда делся ее кавалер. А Рудольф просто добежал до ближайшего общественного туалета, снял там мальчика, и по скорому утолив сексуальную жажду, вернулся в театр.

Марго Фонтейн -Одетта

Марго Фонтейн -Одетта

Так что Марго была в курсе интимных дел Нуреева, видела, как Рудольф мучается из-за Эрика. Понимала и то, что он не может и дня прожить без очередного паренька и быстрого секса… И все же, многих, кто знал их обоих, не покидало ощущение, что между Марго и Рудольфом есть какая-то особая тайная связь и понимание.

Однажды кто-то увидел, как за кулисами Марго заливается слезами, считая, будто плохо танцевала. К ней подошел Рудольф и стал шептать ей что-то на ухо. Марго начала громко смеяться. Потом Нуреев рассказал, что нашептывал ей всевозможные пошлости и непристойности, какие только мог придумать.

Нуреев впоследствии вспоминал: «Марго была идеальной партнершей. Когда мы были на сцене, наши тела, наши руки соединялись в танце так гармонично, что, думаю, ничего подобного уже никогда не будет. Она была талантлива, непосредственна, молода… Она была моим лучшим другом, моим конфидентом, человеком, который мне желал только добра».

Марго Фонтейн -Одиллия. 1945

«Между нами возникло странное влечение друг к другу, которое мы так и не сумели объяснить рационально, и которое в каком-то смысле напоминало глубочайшую привязанность и любовь, если учитывать, что любовь так многообразна в своих проявлениях, – признавалась Фонтейн. – В день премьеры “Маргариты и Армана” Рудольф принес мне маленькое деревце белых камелий, оно было призвано символизировать простоту наших взаимоотношений в окружающем нас ужасном мире».

Вместе они выходили на сцену более семисот раз в балетах «Жизель», «Ромео и Джульетта», «Лебединое озеро» и, конечно, в «Магарите и Армане».

Этот спектакль Аштон создал в 1963 году специально для Фонтейн и Нуреева, и никто кроме них не имел права танцевать его. Премьера собрала блестящую публику, на спектакле присутствовали королева-мать, принцесса Маргарита и принцесса Марина. После спектакля Фонтейн и Нуреев под сыплющимся на них дождем из цветов двадцать один раз выходили на поклоны, разыгрывая маленький спектакль. Рудольф, подхватывая со сцены охапку цветов, преподносил ее Марго, которая выбирала один цветок, целовала его и возвращала Рудольфу. Нуреев отвешивал низкий поклон и целовал ей руку. И всё это под оглушительные аплодисменты зрительного зала.

Все разговоры о том, любовники Рудольф и Марго или нет, замолкли в июне 1964 года.

Марго Фонтейн и Рудольф Нуреев. «Ромео и Джульетта». 1965

Нуреев и Фонтейн находились в английском городе Бате на открытии ежегодного музыкального фестиваля Иегуди Менухина, когда Марго сообщили, что в Панаме тяжело ранен Ариас. Услышав это, она закричала и побежала по коридору в пустой танцевальный зал. Здесь, скорчившись в кресле, она безудержно разрыдалась. А через день, станцевав спектакль, Марго вылетела в Панаму к Тито.

Надо было обладать редким мужеством, чтобы пережить то, что она увидела. Перед Марго, которую до последнего момента убеждали, что жизнь Ариаса вне опасности, лежал полутруп. Тито был привязан к узкому столу и не мог даже пошевелить головой. Две пули застряли у него в груди, еще одна пробила легкое, а четвертая попала в шею близ позвоночника. Тито был парализован. Утверждали, что всему причиной политические разборки.

Марго Фонтейн

Любая на месте Фонтейн сломалась бы, любая, но не Марго. Через две недели после трагедии Марго вновь вышла на лондонскую сцену, станцевав за десять дней шесть спектаклей. Одновременно она боролась за жизнь Тито, которого перевезли для лечения в Великобританию. Все последующие двадцать пять лет Марго исполняла две роли: первой дамы английского балета и госпожи Тито де Ариас; исполняла их с мужеством и блеском. При этом Марго хорошо знала: не было террористического акта политических противников, о чем писала вся пресса, а была месть одного из мужей, чью жену соблазнил Тито.

Два года, пока Ариас оставался в больнице, Фонтейн навещала его каждый день. Приходилось вставать засветло, чтобы приехать покормить мужа, а потом вовремя вернуться в Лондон на занятия в классе и на репетиции. Вечером после спектакля она возвращалась к Тито, кормила его с ложечки, как ребенка, и только после этого отправлялась ужинать сама.

Со временем Марго стала возить Тито с собой на гастроли, на обеды, приемы, на яхты к друзьям, решив, что его жизнь должна быть такой же полной, как ее собственная. А свои письма к друзьям она теперь подписывала «Марготито».

Марго Фонтейн — Жар-птица

Заботы о Тито закончились в 1989 году, когда он скончался от рака. А вот о своей болезни Марго мало кому рассказывала. О том, что у нее тоже онкологическое заболевание, знали лишь Нуреев, да несколько самых близких друзей. Рудольф тайно от Марго оплачивал ее медицинские счета, но все равно денег не хватало, так что ей пришлось продать некоторые драгоценности на аукционе «Кристи».

Фонтейн теперь жила в фермерском доме, который она и Тито построили на ранчо в восьмидесяти километрах от города Панамы. Ее фермерская жизнь мало походила на блистательную жизнь прима-балерины Королевского балета. Марго окружали давний слуга Тито, пять собак и стадо в четыре сотни коров. Правда, Нурееву удавалось по несколько раз в неделю разговаривать с ней по телефону, а также посещать в клинике в Хьюстоне, чтобы немного приободрить и поддержать свою Марго. И это при его панической боязни больниц и госпиталей. К 1990 году она перенесла уже три операции и была прикована к постели. «Я привыкла гастролировать по театрам, а теперь гастролирую по больницам», – шутила Фонтейн.

30 мая 1990 года в Лондоне прошел торжественный бенефис в честь Марго Фонтейн. Более двух тысяч человек, испытавших глубокую привязанность к балерине, заполнили зал Королевского оперного театра. Среди них были принцесса Маргарет, принцесса Диана, девяностодвухлетняя Нинетт де Валуа и, конечно, Рудольф Нуреев.

«Вам не кажется, что танец умирает в момент своего рождения?» — порой спрашивала Марго друзей. Сама она умерла 21 февраля на своем ранчо, тихо, словно Лебедь, на берегу Тихого океана. 

Памятник Марго Фонтейн, г. Суррей, р-н Reigate, Великобритания

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 162