Петр Ильич Чайковский. Балет «Спящая красавица»

Спящая красавицаЧудесная сказка Шарля Перро «Спящая красавица» казалась созданной для прекрасного искусства балета. Первым балетмейстером, оценившим ее достоинства, стал соотечественник автора Жан-Пьер Омер, в 1829 г. он поставил балет на музыку французского композитора Фердинана Герольда. В этой постановке блистали Лиз Нобле и Мария Тальони. Но войти в репертуар театров мира надолго было суждено другому балету, и родился он в России.

Первый опыт соприкосновения с балетом – «Лебединое озеро» – не принес Петру Ильичу Чайковскому особого удовлетворения из-за неудачной работы балетмейстера. Однако Ивану Александровичу Всеволжскому – директору императорских театров – это произведение понравилось, что и побудило его заказать композитору новый балет. Он предложил Петру Ильичу два сюжета – «Ундина» и «Саламбо». Чайковский выбрал «Ундину» – ведь он уже воплощал этот сюжет в другом жанре – в опере (правда, неудачно). По просьбе композитора его брат Модест Ильич создал либретто, но дирекции Императорских театров оно не понравилось: требовалась пышная постановка, напоминающая о блестящей эпохе Людовика XIV. Потому-то и возникла у Всеволжского мысль о сказке писателя, который был современником «короля-солнца». Выбор пал на «Спящую красавицу», но в последнем акте директор желал видеть представление с участием персонажей из других сказок Перро: Золушка, Синяя борода и прочие. Либретто написал сам Всеволжский в соавторстве с Мариусом Петипа, и Чайковскому оно очень понравилось, композитор согласился написать музыку для балета.

Работа над произведением чрезвычайно увлекла композитора. К концу января 1889 г. он сделал наброски пролога, первого и второго актов, весной и летом писал третий, а в августе уже закончил оркестровать. В своей работе он ориентировался на подробнейший план, который ему представил Мариус Петипа.

В результате совместных усилий балетмейстера и композитора на свет появился балет нового типа – настоящая музыкально-хореографическая симфония с полным слиянием танца и музыки. Каждое из действий можно уподобить одной из частей симфонии: они представляются относительно замкнутыми и самостоятельными, тем не менее, каждый акт раскрывает какую-либо сторону общей идеи, поэтому понять и прочувствовать в полной мере их можно только в единстве. Кульминации определяются не только и даже не столько поворотами сказочного сюжета, сколько логикой музыкального развития, с которым полностью сливается развитие хореографическое. «Спящая красавица» стала блестящим итогом исканий Мариуса Петипа в направлении балетного симфонизма.

Иван Всеволжский предполагал, что музыка «Спящей красавицы» будет напоминать творения Жана-Филиппа Рамо и Жана-Батиста Люлли, но Чайковский по этому пути не пошел. Лишь в некоторых моментах позволив себе стилизацию, он создал типично русскую музыку – лиричную, проникновенную и одухотворенную. «Спящая красавица» стала одним из наиболее светлых произведений композитора, своею просветленной лирикой предвосхищая созданную несколькими годами позже оперу «Иоланта».

Драматургия музыки балета воплощает вечную идею столкновения Зла и Добра. Силы зла воплощает в сказке фея Карабос, а доброе начало – фея Сирени. Обе героини наделены темами. Фею Карабос сопровождает тонально неустойчивая тема с острым ритмом и диссонирующими гармониями, фею Сирени – кантиленная мелодия в духе баркаролы. Широкое развитие получает тема Карабос в финале первого акта, когда появление злой феи на балу приводит всех в смятение. Зловещий колорит придает ей тембр деревянных духовых. Но здесь же возникает и тема феи Сирени, именно она завершает пролог, но отголоски темы Карабос вплетаются в нее – так обозначается конфликт. Еще боле важен в драматургическом отношении финал второго действия, когда после грациозного танца Авроры вновь сталкиваются темы двух фей. Когда принцесса падает, уколовшись веретеном, тема злой феи торжествующе звучит в увеличении у валторн – но вновь ей отвечает тема феи Сирени.

В третьем акте за рядом дивертисментных номеров, представляющих жизнь принца Дезире и его двора, следует мерцающая, фантастическая музыка – видение Авроры. Зарождающееся чувство предстает в проникновенном Adagio с солирующей виолончелью. Две картины второго акта соединяет симфонический антракт, который часто опускается при постановке, о чем можно только пожалеть: в нем звучит прекраснейшее соло скрипки, перекликающееся с темой любви из «Пиковой дамы». Отголоски темы Карабос последний раз возникают перед поцелуем, а в момент разрушения чар композитор – единственный раз в произведении – вводит тамтам.

Третий акт – это уже не действие, а большой дивертисмент сюитного типа. Каждый танец представляет какой-либо характерный образ: «Кот в сапогах и белая кошечка» с «мяуканьем» деревянных духовых, «Синяя птица и принцесса Флорина» с переливами флейт. За этим парадом танцев следует светлое, торжествующее Adagio Дезире и Авроры.

«Спящая красавица» была впервые представлена в Мариинском театре в январе 1890 г. Новизна произведения вызвала неоднозначную реакцию у опытных ценителей и знатоков, но представители молодого поколения встретили балет восторженно. В частности, восхищался им Александр Бенуа.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 176