«Царица-самозванка»

«Всё, что связано с этой оперой, от самого первого момента до сегодняшнего дня, выглядит для меня как некое чудо. Когда я увидел свою оперу, написанную на бумаге, а я всю жизнь работал в поп-музыке и писал в студии, я испытал настоящее потрясение. Такое большое сочинение на бумаге!»

Сцена морского бала. Императрица Екатерина Великая — Ксения Вязникова

Так об опере «Царица», поставленной в 2009 году театром «Геликон-опера», отзывается её автор, знаменитый Давид Тухманов. И в самом деле, мало кто ожидал от работавшего всю жизнь в жанре песни зрелого композитора масштабной оперы. Он признаётся, что изначально опера была написана «в стол», а уже впоследствии возник замысел грандиозной постановки. Осуществлением этого замысла мы обязаны Льву Лещенко – именно он загорелся идеей воплощения спектакля на роскошной новой сцене «Геликон-оперы». Но прежде спектакль уже был показан в пятнадцати городах России, от Петербурга до Владивостока, а премьеры состоялись в Александринском и Большом театрах.

Спектакли на подмостках «Геликона» стали для Тухманова событием – он называет новую сцену «талантливейшим архитектурным проектом, выполненным с большим вкусом». И действительно, декорации спектакля на историческую тему идеально вписываются в условия стилизованного под дворец внутреннего убранства зала.

Режиссёр постановки Дмитрий Бертман использует в разговорах о «Царице» определение «открытая опера» – опера не для элиты, понятная каждому. И в самом деле, музыка арий и дуэтов кажется знакомой, лёгкой, напоминающей тухмановские песни. Для широкой публики это, скорее всего, плюс – спектакль легко собирает большие залы, популяризируется сама идея оперной постановки. Но чуть более искушённый зритель, пришедший на единственную оперу Тухманова, будет справедливо ждать материала, отличного от песен. Здесь же зачастую кажется, что в основе тематизма оперы лежат до боли знакомые мелодии, только в оркестровке и с другим текстом. Кстати, либретто Юрия Ряшенцева авторы спектакля считают важной составляющей популярности – опера на исторический сюжет, но в современном изложении, на понятном языке. На деле же выходит, что текст особой литературной ценности не имеет, а лишь становится основой для музыки.

Императрица Екатерина Великая — Ксения Вязникова, Александрина — Анна Гречишкина

Чрезвычайный контраст создаётся между сольными/дуэтными эпизодами и хоровыми. И в отношении музыки, и в отношении постановки возникает странный перевес: насколько скучны и однообразны решения для характеристики Екатерины и её фаворитов, настолько живыми и свежими сделаны народные сцены. Здесь нужно обязательно отметить отличный геликоновский хор, практически полностью состоящий из молодых артистов, способных не только хорошо петь, но и правильно двигаться на сцене. Жаль только, что чуть ли не три четверти всего спектакля занимают дворцовые сцены с бесконечными дуэтами, поставленными практически под копирку. И если все три Екатерины (задумано, что главная роль исполняется тремя певицами, показывающими молодость, зрелость и старость императрицы) одинаково блестяще справились с партиями, то мужские образы представлены достаточно скверно: и Орлов, и Потёмкин, и Зубов не слишком сильны ни в пении, ни в актёрской игре. Выделяется, пожалуй, лишь контратенор Олег Рябец, исполнивший роль молодого шведского короля Густава – прекрасная подача образа и замечательный голос.

Густав IV — Олег Рябец

Удивительно, что при мощных возможностях театра декорации выглядят недостаточно убедительно, и даже 696 свечей (по утверждениям Бертмана), освещающих сцену, не спасают положения. В отличие от действительно ярких и стильных костюмов, оформление сцены получилось весьма простоватым и даже скудным.

Главное, что остаётся непонятным после окончания спектакля: почему же это всё-таки опера? Увы, масштабов (два развёрнутых действия), декораций и большого количества персонажей для этого недостаточно. Если назвать эту постановку опереттой, мюзиклом (чем она и является по сути), тогда объясним был бы и песенный тематизм, и многое другое, неуместное в жанре оперы. Таким образом, можно подытожить, что в качестве оперы «Царица» Тухманова становится царицей-самозванкой. Возможно, не имея столь мощных амбиций, она воспринималась бы намного лучше.

 

Мария Скуратовская

Фото с сайта театра «Геликон-опера»

Просмотров: 109