Благотворительный концерт – дань потерянной любви

Лора Карт

Приятная осенняя погода в Лондоне, иду по мосту через реку в Royal Festival Hall, в котором еще не была после небольшой реконструкции.

Концерт Даниэля Баренбойма и его оркестра в честь Жаклин дю Пре и в помощь обществу рассеянного склероза обещает быть необычным… Это пара концертов – на первый я не попала, зал был переполнен, так что это второе исполнение концерта. Концерты благотворительные и, как сказала после концерта сестра подруги Жаклин, цель – собрать миллион. Подруга, с которой они вместе концертировали, тоже умерла от рассеянного склероза в возрасте 30 лет.

Все выходящие из зала, до единого человека, создавали очередь у ведерок, хотя их и было предостаточно. И я уверена, видя какие купюры люди оставляли – они точно набрали желаемую сумму за эти два исполнения.

Освещая ПРОМСы в Royal Albert Hall, я уже упоминала о первой жене и любви Баренбойма – Жаклин дю Пре, которая умерла 30 лет назад в этом месяце. Когда писала о восходящей звезде – виолончелистке Даниэле Акта, которая напомнила мне Жаклин.

Вечер начался с выдержек из фильма Кристофера Нупена Жаклин дю Пре: «Подарок за словами», недавно показанного на BBC 4.

Сам же концерт – с «Дон Кихота» Рихарда Штрауса. Что сказать, это лучшее исполнение, которое я слышала не в записи.

Интерпретация Баренбойма, славно исполняемая оркестром израильских и арабских музыкантов, которых он собрал и воспитал, была красива в своем печальном духе, эмоциональной правдивости и внимании к деталям.

В 1999 году дирижер Даниэль Баренбойм и критик Эдвард Саид основали Западно-Восточный оркестр Дивана, чтобы позволить молодым израильским и палестинским музыкантам играть вместе. Баренбойм, рожденный в 1942 году в Буэнос-Айресе, пытается показать, что все противоречия можно и нужно решать мирным путем. И музыка ему в этом в помощь. Сам он начал выступать в семилетнем возрасте, и 15 ноября ему будет 75лет.

Ему иногда необходимо опереться на перила подиума, или даже оставить оркестр без дирижерской палочки – пусть играют сами. И его молодые оркестранты великолепно справляются с этим.

Соло гобоя на фоне аккордов арфы – мечты о Дульсинее – деликатное и идеалистическое, парило в воздухе в начале, перед тем, как темы, вклинившиеся друг в друга в бредовом, но четком контрапункте, показали помутнение сознания дон Кихота. Ветряные мельницы, овцы – тремоло медных с сурдинами на фоне еле слышного шелеста засурдиненных альтов, нападение на пилигримов (трубы, тромбоны и фаготы) – его воображаемые враги – были реализованы с горьким юмором и великой виртуозностью.

Киан Солтани, играя на виолончели «Лондон» Страдивари (1694), был солистом безлично лиричным и глубоко трогательным в заключительные моменты, когда дон Кихот прощается с идеалами и готовится к смерти.

Родившись спустя пять лет после смерти дю Пре, и представляя молодое, но, как мы уже видели, не самое молодое поколение виолончелистов, Солтани играет с огромной грацией, наследуя инстинктивную музыкальность дю Пре.

Мириам Манашерова, играя среди оркестровых альтов, ловко описала наивную болтовню Санчо Пансы. Играющая с потрясающим звучанием, показав остроумие и сарказм Санчо исключительно звуком, она вызывала смех аудитории просто путем игры в ответ на остальную часть оркестра.

После перерыва Солтани присоединился к оркестровым виолончелям и началось несколько неожиданное исполнение 5 симфонии Чайковского.

Первые две части были медленнее обычного, особенно Andante cantabile. Баренбойм выбрал медленный темп и казалось, что валторна с глубоко проникновенным соло дошла до самого края, но, к счастью, не перешагнула его пределы. Ее замечательно поддержали деревянные духовые с лирически-светлыми напевами.

Волны мелодии широко и вольготно разливаются до момента вторжения рока. И вздох кларнета в конце.

Изящный вальс третьей части, капризно-изменчивый переходит в торжественный марш финала.

Для коды Баренбойм еще больше увеличил интенсивность и скорость, и весь оркестр играл с большим воодушевлением и радостью. Улыбками светились лица исполнителей.

Публика была в восторге от исполнения, как и сами музыканты от своей игры.

Минут двадцать не стихали овации. Зал поднялся и хлопал стоя. Баренбойм сначала пожимал руки и благодарил первых, поднимал группы инструментов. Потом, взмахом рук заставив зал на секунду утихнуть, сказал, что он обычно так не делает, но вот этот музыкант – он бритиш, и указал на одного из оркестрантов в медной секции. В ответ смех и еще большие овации, а дирижер, пожимая руки ребятам и расцеловываясь с девушками, под несмолкаемыми аплодисментами обошел весь оркестр. Музыканты и сами обнимались и радовались замечательно отыгранному концерту.

Трогательная память о рано ушедшей любви.

Прекрасные краткие послания от Принца Чарльза и сэра Вернона Эллиса в программке, как и от самого Даниэля Баренбойма.

И необходимая помощь, нужная людям, страдающим от рассеянного склероза, будет оказана благодаря собранным за эти два концерта средствам в том числе.

Спасибо Даниэлю Баренбойму и его оркестру.

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 54