Бежар без Бежара

К французскому хореографу Морису Бежару и его труппе в Ленинграде-Петербурге всегда было особое отношение. В советское время они были в числе немногих западных гостей, с чьим творчеством мы соприкасались напрямую благодаря регулярным гастролям. Поэтому идея открыть Международный фестиваль искусств Дягилев. P.S. спектаклями труппы Ballet Bejar Lausanne была обречена на удачу. И действительно зал Большого драматического театра имени Г. Товстоногова, где два дня шли показы, был забит до отказа.

Этюд для дамы с камелиями

«Этюд для дамы с камелиями»

После кончины в 2007 году Мориса Бежара на посту руководителя труппы стоит Жиль Роман (Gil Roman). Его своим приемником выбрал сам Бежар. Лучшей кандидатуры не найти – Роман почти тридцать лет танцевал в бежаровских балетах и знает, как сохранять его наследие. Жиль Роман также известен как хореограф. Программа гостей была составлена деликатно и с пиететом: на три бежаровских пришелся один балет Романа, с которого и начинался вечер.

«Anima Blues» Жиль Роман поставил на музыку Тьерри Хохштэттера и Джей Би Мейера, куда вплетается голос Одри Хепберн, вдохновившей хореографа на создание образа героини (Катерина Шалкина). Сюжета нет. Взаимоотношения персонажей, располагающихся в зале ожидания на вокзале (периодически звучат паровозные гудки), не определены: мимолетные поцелуи, ни к чему не обязывающие объятия, вялые стычки юношей. Среди этой толпы неприкаянно бродит девушка в элегантной одежде, олицетворяющая Хепберн. Загадочна роль ее партнера. Юноша (Коннор Барлоу) с обнаженным торсом и хвостом густых волос, появившись в самом начале, усаживается в правой кулисе под вертящийся барабан, из которого сыпется не то мусор, не то снег. За долгое время действия персонаж покрывается приличным слоем этого сора. И только на последней минуте, отряхнувшись, он кружит героиню в ритмах танго.

У Бежара тоже немало загадок, но они другого – интеллектуального, философского рода.

В «Этюде для дамы с камелиями» на музыку Фредерика Шопена и Франческо Чилеа Бежар не рассказывает историю героини. Подразумевается, что мы ее знаем. Из мрака черной сцены луч выхватывает фигуру Дамы (Элизабет Рос) и кроваво-красное кресло, похожее на вырванное сердце. Ни нарядов, ни украшений на танцовщице нет. В простом белом купальнике она кажется обнаженной. Обнаженной кажется и ее душа. Хореограф, как график, пишет светлой фигуркой по темному фону трагическую повесть героини.

«Бхакти III» на индийскую народную музыку — хорошо известный у нас опус Бежара. Но свежести он не потерял. Грозный бог танца Шива (Фабрис Галларраг) предстает правителем мира. Под стать ему его жена Шакти в исполнении Светланы Сиплатовой. Выпускница Академии русского балета имени А. Я. Вагановой, ученица профессора Ирины Ситниковой, статная красавица Сиплатова органично вписалась в постановку, точно воспроизведя сложнейшие позировки партии.

Фото Ilia Chkolnik Дягилев P.S. Чудесный мандарин

Фото Ilia Chkolnik Дягилев P.S. Чудесный мандарин

Главный успех выпал на долю балета «Чудесный мандарин» Бела Бартока. Поставленный Бежаром в 1992 году в нынешних реалиях он отразился с неожиданной стороны. Контуры фабулы хореографом сохранены: есть бродяги и их Предводитель (Жульен Фавро), есть претенденты на внимание Девушки – брутальный Зигфрид (Коннор Барлоу) и робкий похотливый Юноша (Лиза Кано). Но партия Девушки поручена мужчине. Лоуренс Ригг весьма выразителен в этой роли: его мускулистая героиня похожа на циркачку, по воле которой бегут события по некому кругу-манежу. Власть Девушки заканчивается с появлением Мандарина (Масайоши Окуни). Правомерно, что он – китаец, ведь там так называли чиновников. Однако Бежар дает неожиданный посыл: его Мандарин облачен в военную форму, современный вид которой завершает фуражка с красной звездой.

С этого момента смысл происходящего на сцене меняется: представитель военизированного Востока сталкивается с западным развращенным миром. Поначалу этот мир Мандарина интригует, затем вызывает презрение, ненависть и агрессию. Трижды убитый Девушкой и ее дружками он каждый раз восстает из мертвых. Финал – гениальная находка Бежара: это прямая цитата из одного из самых знаменитых в истории мирового репертуара балетов – «Послеполуденного отдыха фавна» в постановке Вацлава Нижинского. Там фавн удовлетворял свои сексуальные фантазии на шарфе Нимфы. У Бежара Мандарин точь-в-точь повторяет действия фавна, но вместо шарфа он использует парик Девушки, а затем падает без чувств. Умирает? Нет, скорее просто устал, поимев «символ» европейского порочного общества. А потому, передохнув, вновь воскреснет и вновь столкновение будет неизбежно. Кто бы мог подумать, что через четверть века «Чудесный Мандарин» обретет столь актуальный смысл, что Бежар окажется не только большим хореографом, но и провидцем?

Кроме художественных впечатлений от встречи с бежаровской труппой, гости заставили задуматься о важной проблеме сохранения наследия в авторских труппах. Печально, что некогда созданная Леонидом Якобсоном труппа «Хореографических миниатюр» утратила и свое название, и репертуар своего основателя. Театр теперь носит имя Якобсона, но на афише его работы появляются один-два раза в сезон. Из Михайловского театра исчезли уникальные балеты Николая Боярчикова. Труппа Ballet Bejar Lausanne показала нам, как возможно достойно хранить наследие, не отказываясь от новых постановок.

 

Лариса Абызова

Фото предоставлены пресс-службой фестиваля

Просмотров: 143