Людвиг ван Бетховен. Соната № 32 до минор

Соната № 32 до минор стала последней фортепианной сонатой Людвига ван Бетховена и предпоследним его крупным творением для фортепиано соло. Композитор завершил ее в 1822 г. – за пять лет до смерти, и в эти годы он работал в других жанрах, но фортепианных сонат больше не создавал, более того – для фортепиано соло он написал лишь одно произведение. Это были 33 вариации на тему вальса Диабелли, которые композитор завершил по прошествии года после создания до-минорной сонаты и сделал на эскизе загадочную пометку: «Не писать больше ничего для фортепиано или только по заказу». Что именно подтолкнуло композитора к такому решению, остается тайной, но Бетховен придерживался его до конца жизни. Остается без ответа и другой вопрос: почему Бетховен, намереваясь посвятить Сонату № 32 и две предыдущие Антонии Брентано, в конечном итоге этого не сделал. Но Сонату № 30 он посвятил Максимилиане – дочери этой женщины, № 31 оставил без какого бы то ни было посвящения, до-минорная же соната при издании, осуществленном в 1823 г., все-таки была снабжена посвящением – но речь шла о человеке, который не имел никакого отношения к семейству Брентано: Бетховен посвятил последнюю сонату своему высокопоставленному ученику эрцгерцогу Рудольфу.

Столь же загадочной выглядит и структура цикла: соната состоит из двух частей. У Бетховена и прежде были двухчастные сонаты, но все же такой тип цикла встречается в его сонатах весьма редко. Сам композитор на вопрос своего друга и секретаря Антона Шиндлера о том, почему он не написал в этой сонате третью часть, дал весьма иронический ответ: написать ее было «недосуг», вот он и предпочел растянуть часть вторую… Разумеется, Бетховен не мог сказать этого всерьез: третья часть не была нужна сонате, поскольку все уже было высказано в двух частях (это заставляет вспомнить о Симфонии № 8 Франца Шуберта, известной под заглавием «Неоконченная», которая будет создана по прошествии всего двух лет после создания последней фортепианной сонаты Бетховена).

Суждения музыкантов и исследователей об этом произведении весьма разнообразны. Борис Асафьев сравнивал первую часть с бурей, а в основной теме второй усматривал простоту и задушевность. Ромен Роллан сопоставлял двухчастность произведения с «вопросом и ответом», а во второй части Бетховен представлялся ему «владыкой жизни», писатель видел здесь «высочайшее спокойствие». Ганс фон Бюлов видел в сонате изложение философских принципов индуизма (этой религией Бетховен действительно интересовался, но вряд ли ее философские основы стали единственным или хотя бы главным источником образного строя сонаты).

Основной тональностью Сонаты № 32 является до минор – как и в некоторых других значительных (и весьма популярных) бетховенских творениях: Сонате № 8 «Патетической», Симфонии № 5. С ними сонату роднят и иные особенности – наличие медленного вступления, предваряющего быструю часть, острый драматический конфликт, но трактуется эта излюбленная тема по-иному.

Часть первая – Maestoso. Allegro con brio ed appassionato – открывается медленным вступлением. В отличие от Восьмой сонаты, его музыкальный материал не появится в последующем Allegro, но оно задает тон драматизму первой части своей тональной неустойчивостью, острым ритмом, интонациями патетической декламации. Главная партия исполнена энергии, но она не «шагает» уверенно по аккордовым тонам, как героические темы в более ранних сонатах Бетховена, она насыщена уменьшенными интервалами. Фугато на ее материале играет роль связующей партии. Краткая побочная партия оттеняет суровость главной и связующей своим лирически-светлым характером. Разработка представляется предельно краткой – всего двадцать тактов – и являет собою трехголосное фугато на основе мотивов главной партии, один из которых предстает в первоначальном ритме, а другой расширен. Предыкт, предшествующий репризе, основывается на гармонии уменьшенного септаккорда. В репризе колорит еще более омрачается благодаря оминориванию побочной партии.

Полную противоположность драматичной и мрачной первой части являет собою часть вторая – Arietta. Adagio molto semplice e cantabile, исполненная светлой созерцательности. Это вариации на исключительно задушевную напевную тему. Ее благородная простота выражается в строгой диатоничности, а квартовые и квинтовые ходы придают некоторую торжественность и даже гимнический характер, который усиливается хоральностью фактуры. В первых трех вариациях сохраняется замкнутая форма темы, но появление все более мелких длительностей постепенно усиливает ощущение «свободного полета». В четвертой вариации кристально чистому, «небесному» звучанию высокого регистра противопоставляет остинатный бас и диссонирующие аккорды, дальнейшее развитие напоминает скорбный монолог, сменяющийся исключительно светлым звучанием пятой вариации.

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 35