Людвиг ван Бетховен. Соната № 30 ми мажор

Сонату № 30 ми мажор Людвиг ван Бетховен посвятил Максимилиане Брентано – одной из дочерей своих друзей Франца и Антонии Брентано. С этим семейством композитор познакомился в 1810 г., и с тех пор их связывала дружба. Одним из проявлений дружеских чувств стало посвящение, которое, по словам самого Бетховена, призвано было выразить «дух, объединяющий благороднейших, лучших людей на земном шаре». Впрочем, первоначально Бетховен намеревался посвятить сонату не девушке, а ее матери – Антонии Брентано, однако затем изменил свое намерение.

Точная дата завершения Сонаты № 30 неизвестна – это мог быть либо 1820 г, либо 1821 г. От предшествующей сонаты это произведение отличается более скромным масштабом, что объясняется ее лирическим характером, весьма типичным для позднего периода. «Мудрость пришла на старое, изможденное чело», – говорит Ромен Роллан о сонатах этого периода, отмечая, что десятью годами раньше мысли и переживания, выраженные в них, породили бы истинную бурю страстей, «акценты необузданной скорби и ярости» – но прожитые годы и пришедший с ними жизненный опыт заставляют человека взглянуть на мир по-иному.

Композитор возвращается здесь к трехчастному циклу, но трактовка его оказывается не вполне обычной. Бетховен отступает от традиционной схемы соотношения темпов (быстро – медленно – быстро), и наиболее быстрой и действенной оказывается вторая часть, а наиболее медленной – заключительная, в которой господствуют созерцательные настроения, как и в первой части.

Первая часть ми-мажорной сонаты – Vivace, ma non troppo. Sempre legato – по меткому выражению Ромена Роллана, «гибка и свободна», как никакое другое произведение Бетховена. Лето 1820 г., когда он, по-видимому, создавал эту часть, было для композитора временем счастливым и безмятежным. Светлое чувство слияния с природой воплотилось в музыке, но иначе, чем в «Авроре» – без прежней объективности и «зримости», образы природы предстают в более идеализированном виде. Форма первой части построена на сопоставлении двух неконфликтных, но контрастных, взаимодействующих и дополняющих друг друга начал. Пунктирный ритм в виде шестнадцатой и следующей за нею восьмой с точкой в сочетании с терцовыми и квинтовыми тонами аккордов, выделяющихся в мелодической линии, порождает необыкновенную легкость, воздушность. Второе начало выражено в построении, которое само по себе отмечено внутренней контрастностью: оборотам, напоминающим речитативные интонации, противопоставляются стремительность арпеджированных и гаммообразных пассажей, а также небольших ритмических фигур, излагаемых мелкими длительностями. При повторении первой темы в ней усиливается лирическое начало – теперь интонации пунктирного ритма кажутся умоляющими, этот эффект усиливается изменением тональности (тема излагается в соль-диез миноре). Но в дальнейшем развитии эмоциональная напряженность темы отступает – движение октав в басу и «щебетание» в верхнем регистре звучат скорее как элементы некого пейзажного образа. В новом проведении второй темы тоже в большей степени заявляет о себе пейзажное начало, связанное со вторым ее элементом. Лирический, созерцательный характер первой части подчеркивается появлением хоральной фактуры. Обыгрывание звуков тонического трезвучия плагальными гармониями предвосхищает Шопена. Завершается часть затихающими отголосками, отделенными паузой.

Первой части с ее просветленной созерцательностью противопоставляется часть вторая – Prestissimo. Ее основной тональностью является ми минор, она носит характер взволнованный и тревожный. Развитие музыкального материала разворачивается в сменяющих друг друга страстных порывах и кратких относительно спокойных эпизодах – впрочем, умиротворенность их кажущаяся, под нею скрывается «накопление сил» для следующего всплеска эмоций. Страсть словно постепенно «исчерпывает себя» по мере приближения к репризе – мелодия уже кажется спокойной, но ритм аккомпанемента остается тревожный, потом стихает и он, но в репризе эмоции вспыхивают с новой силой, и завершается вторая часть решительными, волевыми аккордами.

Противоположные начала, представленные в первых двух частях – созерцательность и экспрессия – сопоставляются в заключительной части Сонаты № 30. Ее финал – Andante, molto cantabile con espressivo – по форме представляет собою вариации. Тема снабжена немецкоязычным указанием на характер исполнения: «Gesangvoll, mit innigster Empfindung» («Певуче, с задушевнейшим чувством»). Интонационно эта задушевная тема перекликается с вокальным циклом «К далекой возлюбленной». В первой вариации образ конкретизируется вальсовым ритмом, во второй тема обрастает «украшениями», напоминающими о первой части, в третьей возникают двухголосные контрапункты, в четвертой возвращается состояние лирической мечтательности, пятая представляет собой фугато, шестая начинается хоральным звучанием, затем возникают трели и мелодизированные арпеджио в разных регистрах, уводящие в мир пейзажных образов. В конце финала тема возвращается в первоначальном виде, словно утверждая свою значимость.

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 13