Людвиг ван Бетховен. Соната № 26 ми-бемоль мажор

13 мая 1809 г. в Вену вступили наполеоновские войска. Наравне с соотечественниками Людвиг ван Бетховен пережил тяготы оккупации, которая не только принесла страдания, но и усилила крепнущее чувство национального самосознания. Примечательно, что с этого времени композитор в своих произведениях все чаще указывает темп и характер по-немецки рядом с итальянскими обозначениями, а иногда даже без них, это становится своеобразным проявлением патриотических настроений.

Незадолго до вступления войск Наполеона в столицу Австрийской империи многие аристократы, среди которых было немало друзей Бетховена, из города уехали. Покинул столицу и эрцгерцог Рудольф – сводный брат императора. С этой высокопоставленной особой композитор был знаком лично – эрцгерцог обучался у него композиции. Несмотря на столь значительное различие в социальном положении, между учеником и учителем возникли дружеские отношения. На отбытие Рудольфа из Вены и последующее возвращение его в столицу Бетховен откликнулся созданием Сонаты № 26 ми-бемоль мажор. Она являет собою единственный случай в творчестве Бетховена, когда автор сам предпослал сонате программное заглавие – причем проделал это с каждой части произведения.

Часть первая, имеющая темповое обозначение Adagio.Allegro, озаглавлена «Прощание» (в рукописи содержалась более развернутая пометка композитора: «Прощание, Вена, 4 мая 1809 при отъезде его императорского высочества, почитаемого эрцгерцога Рудольфа»). Композитор весьма необычным образом конкретизировал программный замысел, подписав под первыми тремя нотами слово «Lebewohl» («Прощайте»). Образ дороги создается «золотым ходом валторны», открывающим медленную интродукцию, а нисходящее его изложение (терция – квинта – секста) создает ощущение печали. Оно подчеркнуто и необычным тональным изложением: начинается «валторновый ход» в основной тональности – мажорной, а разрешение его происходит в мрачной параллельной тональности – до миноре. Появляются «интонации вздоха», которые приобретают исключительную выразительность в сочетании с шестнадцатыми в восходящем движении. Возвращение первоначального мотива интродукции (связанного со словом «Прощайте») сопровождается отклонением в до-бемоль мажор. В Allegro образ печального прощания отстраняется картиной дороги, ощущением устремленности вперед. Allegro исполнено активного движения. Тема с размашистыми ходами, отличающаяся широтой, сопровождается ритмическими фигурами, которые можно воспринимать как имитацию звона бубенцов и стука копыт. Яркого контраста между темами экспозиции усмотреть нельзя, границы их сглажены – все подчинено развитию одного образа (это станет типичным для позднего периода творчества композитора). Немало в экспозиции интересных гармонических деталей: тонические звуки си-бемоль мажора сочетаются с тонами трезвучия третьей ступени, встречается движение по увеличенным трезвучиям, а также гармонический мажор. Образ дороги сохраняется и в разработке, выражаясь в интонациях, напоминающих звук рога, но той радости движения, которое было присуще экспозиции, здесь нет – беспокойное движение восьмых, хроматизмы, умоляющие интонации в мелодии возвращают к печальным образам интродукции. По мере приближения к репризе звучность снижается постепенно – и в конечном итоге замирает на до-минорной гармонии. В репризе материал экспозиции не претерпевает существенных изменений, но весьма интересное его развитие дано в коде. Главная партия поначалу омрачается минорным ладом, но затем мотив прощания развивается в ми-бемоль мажоре, украшается фигурациями и проводится в различных регистрах – вплоть до басового. Завершается первая часть восходящими пассажами и решительными аккордами. В целом, несмотря на печальную картину прощания в интродукции, она носит оптимистический характер.

Второй части – Andante espressivo – автор предпослал заглавие «Отсутствие». Подобно второй части «Авроры», она не играет самостоятельной роли, выполняя функцию связующего звена между первой частью и финалом – впрочем, она более развернута, чем вторая часть Сонаты № 21. Ее темы интонационно и по характеру родственны «картине прощания», которая открывала первую часть. В гармонизации выразительной темы особую роль играет малый уменьшенный септаккорд.

Финальная часть сонаты – Vivacissimamente – носит название «Свидание» (в рукописи автором помечено: «Прибытие его императорского высочества, почитаемого эрцгерцога Рудольфа, 30 января 1810»). Финал исполнен порывистых радостных чувств: фанфарные мотивы, отрывистые широкие ходы, стремительное движение мелких длительностей. Разработка невелика по размерам, а в репризе – перед завершением финала – происходит неожиданное замедление.

Соната № 26 примечательна не столько глубиной чувств, сколько ясностью и рельефностью воплощения образа, носящего программный, конкретный характер. Впрочем, Антон Рубинштейн находил в ней и выразительность, и задушевность. Соната глубоко трогала русского композитора: «Я так сжился с этой музыкой, – говорил он. – Что мог бы подписать слова под каждым тактом».

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 49