Людвиг ван Бетховен. Соната № 10 соль мажор

Соната № 10 соль мажор Людвига ван Бетховена является второй из двух сонат четырнадцатого опуса. Обе сонаты, посвященные баронессе Йозефе фон Браун, были изданы в 1799 г., но, возможно, написаны раньше. Десятая соната заслужила бóльшую благосклонность исполнителей, публики и музыковедов, чем Девятая. В ней – как и в Девятой – современники усматривали «борьбу противоположных начал». Действительно, контрастность образов, столь характерная для творчества Бетховена, проявляется и в этом произведении, однако контрасты здесь оказываются сглаженными. Стремление к лаконичности, сжатости формы проявляется в обращении композитора к трехчастному сонатному циклу, структура которого тоже находится в русле сглаживания противоречий: сонатное аллегро в первой части представляется скорее лирическим, чем драматически насыщенным, а Adagio – медленной части – здесь нет.

Первая часть отличается свежестью чувств и исключительно сердечным лиризмом. Антон Рубинштейн говорил о «необыкновенной ясности» ее, а Ромен Роллан причислял к тем страницам бетховенской музыки, которые писатель именовал «свежими ручьями». Уже в экспозиции лирические эмоции предстают в небывалом многообразии своих оттенков, различные интонации органично переходят друг в друга. В главной партии взволнованные ритмические обороты первых семи тактов уступают место ласковой и даже любовной мелодии, которая проходит на фоне гармонической фигурации, излагаемой шестнадцатыми. Опора на квинтовый тон придает ей приподнятость чувств, а задержание на шестой ступени с последующим нисходящим ходом на малую секунду делает мелодию особенно нежной и поэтичной. Эта нежная, «умоляющая» интонация получает развитие, постепенно приобретая все более настойчивый характер. Побочная партия поначалу представляется кокетливой и даже несколько лукавой, но и в нее проникает все та же нежно-молящая интонация, которая приобретает все большую страстность. Ее сменяют более жизнерадостные интонации – но ненадолго. В заключительной партии разворачивается лирический диалог между голосами – верхним и нижним – пронизанный глубоким и серьезным чувством. Его значительность и искренность подчеркивается, в том числе и регистром – более низким по отношению к предшествующему музыкальному материалу побочной партии, кажущейся более легкомысленной, чем заключительная. Исключительной взволнованностью характеризуется разработка с ее минорным колоритом и постепенно ускоряющимся движением. Некоторый оттенок взаимодействия «противоположных начал» и даже спора в ней, несомненно, присутствует – наиболее ярким выражением его становятся триольные фигуры, излагаемые шестнадцатыми, однако назвать это непримиримой борьбой, тем более – враждой – все-таки нельзя. Общий светлый характер первой части сонаты продолжает ощущаться даже в разработке, в особенности – в ее ми-бемоль-мажорном разделе, следующим за ферматой. Правда, он вновь сменяется минорной тональностью, а именно – соль-минором, а стремительное движение мелких длительностей (тридцать вторых) придают этому моменту особый драматизм, тема же в это время излагается в басу, усиливая предвкушение (и ожидание!) той «счастливой развязки», которая после всех драматических «споров» разработки благополучно состоится в репризе, воспроизводящей все разделы экспозиции и постепенно затихающей, приходящей к умиротворенному завершению.

Вторая часть – Andante – написана в вариационной форме (впрочем, сам композитор не давал части такого определения). Эта форма будет возникать в бетховенских сонатах и в дальнейшем, но здесь перед нами один из наиболее ранних образцов такого рода. В этом вариационном цикле весьма явственно обозначается цель композитора – варьирование темы с сохранением тональности. Это может произвести впечатление даже некоторой монотонности, однако главным направлением варьирования темы во второй части Десятой сонаты становится не столько развитие музыкального образа, сколько освещение его «разных сторон». Если этому вариационному циклу и не свойственно большое многообразие, то удивительная цельность ему определенно присуща. В эмоциональном плане вторая часть отличается от первой большей сдержанностью.

 

Часть третья – Scherzo, Allegro assai – представляет собою скерцо, пронизанное иронией. В таком ироническом ключе подаются элементы галантного стиля в первой теме скерцо. Присутствуют в нем и звукоподражательные интонации, напоминающие птичьи трели – но эти «птицы» кажутся скорее механическими, чем живыми. Одна из тем являет собою подобие лирического диалога – но и его пронизывает ироническое, гротескное изложение. Композитор словно иронизирует над былыми иллюзиями.

Соната № 10, хотя она и не пользуется такой популярностью как Восьмая или Четырнадцатая, являет собою важный этап в становлении творческого облика Бетховена.

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 51