Л.Бетховен. Симфония № 8 фа-мажор

Л.Бетховен. Симфония № 8 фа-мажорНад Симфонией № 8 фа-мажор Людвиг ван Бетховен работал в 1812 г. одновременно с Седьмой, пребывая в Теплице. Тем не менее, произведение это совершенно иное. Написана симфония была сравнительно быстро – в течение пяти месяцев (хотя за год до того были сделаны некоторые наброски). Это единственная из симфоний композитора, которую автор не посвятил никому, а для бетховенского творчества того периода она представляется не вполне обычной.

Состав оркестра, использованный здесь Л.Бетховеном, весьма скромен – без тромбонов, без флейты-пикколо – но не только это роднит произведение с ранними его симфониями. Следование классическим канонам формы, оттенок юмора, черты танцевальности, которые ощущаются во всех четырех частях симфонии, заставляют вспомнить о творениях Й.Гайдна. Симфонию № 8, пожалуй, можно было бы назвать «возвращением к прошлому» или даже «шагом назад», если бы все эти гайдновские черты не преломлялись через призму бетховенской манеры.

Экспозиция первой части Симфонии № 8 – Allegro vivace e con brio – лишена конфликтности: размеренная, «галантная» главная партия и грациозная побочная не столько контрастируют, сколько оттеняют друг друга. Классичность формы подчеркивается четкой разграниченностью тем, которые друг от друга отделяются генеральной паузой. А вот тональное соотношение партий экспозиции оказывается совершенно не классическим: побочная излагается не в тональности доминанты, а в ре-мажоре, причем модуляция совершается сопоставлением доминантовых гармоний. Черты менуэта, присущие главной партии в экспозиции, утрачиваются в разработке. В ходе развития эта тема даже драматизируется благодаря гармонической неустойчивости и появлению синкоп. Этому драматизму контрастирует ликующее звучание главной темы в репризе.

Необычная черта и для гайдновского творчества, с которым перекликается эта симфония, и для Л.Бетховена – это отсутствие медленной части. Вторая часть – Scherzando. Allegretto – носит скерциозный характер. Ее форма – сонатная без разработки. Главную партию этой части композитор позднее использовал в шуточном каноне, который посвятил своему другу И.Мельцелю. Этот механик сделал для теряющего слух композитора слуховую трубу, сконструировал механический орган – пангармоникон, но самым значимым для музыкантов изобретением его стал метроном… Потому-то для посвященного ему произведения идеально подошла тема, ритмическое движение которой ассоциируется с неким механизмом, отбивающим такт. Это заставляет вспомнить и о гайдновской «Лондонской симфонии» ре-мажор с ее подражанием тиканью часов. По своему масштабу третья часть весьма миниатюрна, невелика по размерам и ее кода, в которой используется эффект эха, воспринимающийся как юмористический прием.

Если замену медленной части на скерцо можно считать своеобразным «спором» с канонами формы, то третья часть – Tempo di Menuetto – полностью соответствует традициям Й.Гайдна. Этот менуэт написан в подчеркнуто классической манере: строгая симметричность мотивов, контрастность сопоставлений – но в сочетании с несколько тяжеловесным, «притопывающим» мотивом эти черты воспринимаются как пародийные. Трио этого менуэта – единственный во всей симфонии лирический момент.

Стихия танцевальности господствует и в финале – Allegro vivace. В особенности это относится к главной партии, а более напевную побочную объединяет с нею триольное сопровождение. Главная партия проводится пятикратно, тем самым форма финала сближается с рондо-сонатой.

Первое исполнение Симфонии № 8 состоялось в Вене в феврале 1814 г. Произведение уже на премьере удостоилось признания.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 15