Л.Бетховен. Симфония № 7 ля-мажор

Л.Бетховен. Симфония № 7 ля-мажор1811-1812 гг. – нелегкое время в жизни Людвига ван Бетховена. Композитору пришлось смириться с утратой слуха, все попытки обрести личное счастье окончились крахом. В ту пору им было написано страстное письмо, обращенное к некой женщине – но кто была это таинственная возлюбленная гения, и почему письмо не было отправлено, и по сей день остается тайной. Не принесло особой радости композитору и знакомство с И.В.Гёте. Два гения встретились на курорте – в Теплице, и Л.Бетховен был разочарован тем, что «придворный воздух нравится Гёте больше, чем это надлежит поэту»… Именно тогда и создавал композитор Симфонию № 7 ля-мажор.

Это произведение стало своеобразным синтезом двух образных сфер, представленных в предыдущих симфониях Л.Бетховена – героики Третьей, непримиримой борьбы Пятой и жанровых картин Шестой.

В первой части – Poco sostenuto. Vivace – весьма масштабное вступление с постепенным нарастанием подготавливает энергичную, ритмически упругую главную партию. Многие музыканты – Г.Берлиоз, П.И.Чайковский, Р.Вагнер – видели в ней картину крестьянского праздника, но беззаботного веселья Пасторальной симфонии здесь нет, не случайно А.Серов назвал эту тему «героической идиллией». Такая характеристика выглядит подходящей еще в большей степени при втором проведении, когда вступают трубы, литавры и валторны.

Ритм, в котором выдержана вторая часть – Allegretto – характерен для траурных шествий. Состояние мужественной, благородно-сдержанной скорби подчеркнуто ритмической упругостью основной темы. Эту «маршевую поступь» не нарушают даже более лиричные моменты. По форме это трехчастная композиция с контрапунктическими вариациями в крайних разделах с мажорным трио и динамической репризой. Эта часть симфонии приобрела особую известность, достаточно часто ее исполняют отдельно.

Часть третья – Presto – скерцо, несущееся стремительным потоком. В трио Л.Бетховен использовал мелодию народной австрийской песни, записал которую в Теплице. При первом проведении она похожа на наигрыш волынки, но при втором – в грандиозном tutti, с литаврами – превращается в подобие ликующего гимна.

Финал симфонии – Allegro con brio – Р.Вагнер именовал «дионисийским празднеством», П.И.Чайковский – «вакханалией звуков», Р.Роллан – «народным праздником», Б.Асафьев – «огненным потоком звучаний». Но если это и народный праздник, то «народ» в данном случае – все человечество, настолько разнообразны национальные истоки тематизма финала: в главной партии типичные обороты песен французской революции объединяются с интонациями гопака, а побочная родственна чардашу.

Симфонию № 7 Л.Бетхвовен посвятил графу М.Фрису. Он нередко выступал в доме этого мецената в Вене. Начало сценической жизни симфонии можно считать парадоксальным. В декабре 1813 г., когда она впервые прозвучала под управлением самого Л.Бетховена в Вене на благотворительном концерте, всеобщее внимание было приковано отнюдь не к ней. Гораздо в большей степени увлекла публику иная премьера – «Победа Веллингтона, или Битва при Виттории». Это произведение нельзя отнести к лучшим творениям композитора, но в тот день оно имело грандиозный успех, а Седьмую симфонию именовали «сопровождающей пьесой» к нему. Впрочем, это была еще не самая уничижительная характеристика – какими только определениями ни «награждали» ее современники: «порождение больного ума», «музыкальное сумасбродство», «музыка, которую мог написать только пьяница»… Но были и другие оценки – например, М.Глинка считал симфонию «непостижимо прекрасной». Для самого же Л.Бетховена это было одно из тех сочинений, которыми он гордился… и не напрасно: Симфонию №7 ожидала несравненно более счастливая сценическая судьба, чем «Победу Веллингтона».

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 19