Л.Бетховен. Симфония № 3 ми-бемоль мажор «Героическая»

Л.Бетховен. Симфония № 3 ми-бемоль мажор «Героическая»«Даже высокое мужество, вдохновлявшее меня в прекрасные летние дни, исчезло», – так охарактеризовал свое душевное состояние Людвиг ван Бетховен осенью 1802 года. До недавнего времени жизнь композитора могла показаться непрерывным восхождением к вершинам успеха – знаменитый виртуоз и композитор, исполненный творческих замыслов, любимец публики – и вдруг последовал удар, грозящий непоправимо обрушить всю творческую жизнь музыканта: слух ослабляется, и это неизлечимо. Такая ситуация бросает композитора на грань самоубийства. Спасением для него становится творчество.

Вот в такой переломный период своей жизни Л.Бетховен создает произведение, ставшее переломным и в его творчестве – Симфонию № 3 ми-бемоль мажор. Р.Роллан отмечает, что это произведение было более значительным шагом вперед в сравнении с предыдущими симфониями композитора, чем любая другая из последующих в сравнении с ними.

Большинству симфоний Л.Бетховена предпослано посвящение, и третья не стала исключением. Но если первые две посвящались аристократам-меценатам, то Третью он первоначально планировал посвятить политическому деятелю республиканского толка – Наполеону Бонапарту. Но вот Наполеон объявляет себя императором – к величайшему разочарованию Л.Бетховена. Услышав эту новость от ученика, композитор приходит в величайшее волнение и, воскликнув: «Этот тоже обыкновенный человек!», рвет первый лист. В результате симфония вновь была посвящена меценату – на этот раз князю Лобковицу – но об этом вспоминают не так уж часто. Гораздо более известен подзаголовок, которым снабжена симфония – «Героическая».

Первая часть симфонии (Allegro con brio) являет собою грандиозное сонатное аллегро («орлиное аллегро», по словам А.Серова), живописующее картину титанической борьбы. Р.Роллан предположил, что композитор представил здесь идеализированный образ Наполеона (каким он виделся композитору до разочарования в нем). Грандиозность картины подчеркивается и составом оркестра: вместо обычных двух валторн Л.Бетховен использует три. Экспозиция насыщена контрастами: героической главной партии, проводимой виолончелями, отвечают две темы лирического плана, составляющие побочную – первая и третья, вторая же контрастирует им своей энергичностью и драматизмом. В разработке присутствуют все представленные в экспозиции темы, за исключением третьей побочной, а также появляется новая. Если в предыдущих симфониях Л.Бетховена разработка по своим масштабам составляла две трети экспозиции, то здесь она разрастается до невиданных прежде размеров. Но даже в такой крупной разработке развитию тем становится «тесно» – и оно продолжается даже в репризе. Кода здесь не просто расширяется, как это бывало и в предыдущих его симфониях – она принимает на себя функцию второй разработки.

Вторая часть тоже отмечена необычными чертами. Это не лирическое анданте, каким надлежало быть медленной части симфонии, а похоронный марш. В его трехчастной форме крайним частям, построенным на печальной теме, контрастирует просветленное трио, но трехчастность сочетается со сквозным развитием: в репризе появляется новая тема, интонационно связанная с главной, которая подвергается полифоническому развитию, приводя к кульминации. По объему реприза превышает первый раздел формы в два раза.

В третьей части Л.Бетховен первоначально планировал вернуться к традициям Й.Гайдна и В.А.Моцарта, сделав ее менуэтом, но всё же написал скерцо. В музыке этой части видели даже предвосхищение романтизма, а именно – «Сна в летнюю ночь» Ф.Мендельсона-Бартольди. Опора на звуки мажорного трезвучия роднит основную тему крайних разделов этого мажорного скерцо с героической главной партией первой части, а также с трио второй. В среднем разделе три солирующие валторны вводят в атмосферу «лесной романтики».

Финал Героической симфонии А.Серов определил как «праздник мира». По форме она представляет собою двойные вариации. Эта кульминационная часть тоже насыщена яркими контрастными сопоставлениями: энергичному вступлению противопоставляется первая тема с ее ладовой неопределенностью, проводимая на pp в прозрачной инструментовке. Появлению второй темы – танцевальной, в народном духе – предшествуют две орнаментальные вариации на первую. В дальнейшем обе темы подвергаются развитию, изменяясь настолько, что некоторые вариации воспринимаются как появление новых тем. Иногда обе темы проводятся одновременно. К концу финала неожиданно напоминает о себе трагедийность второй части – одиннадцатая вариация похожа на его кульминацию, но ненадолго: финал завершается жизнеутверждающей кодой.

При первом исполнении, состоялось которое в апреле 1805 г. под управлением самого Л.Бетховена, Симфония № 3 успеха не имела: произведение, длящееся более пятидесяти минут, показалось публике слишком продолжительным. Но сам композитор эту симфонию любил. Полюбили ее и последующие поколения слушателей.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 57