Иоганн Себастьян Бах. Хорошо темперированный клавир

Неотъемлемая черта истинной гениальности – открытость новым веяниям. Таким был Иоганн Себастьян Бах. Относительно новым явлением в его время был темперированный строй, идущий на смену натуральному. Как любое новшество, он встречал сопротивление – многие музыканты той эпохи считали его «грубым», но были и те, кто оценил по достоинству возможности, которые открывала темперация – деление октавы на двенадцать полутонов. Она позволяла активно использовать хроматизмы и модуляции, создававшие в натуральном строе впечатление расстроенного инструмента, давала возможность музицировать в тональностях, которые прежде казались «грязными». Композиторы баховской эпохи предпринимали попытки создать своеобразные «энциклопедии» темперированного строя – «Ariadne musica» Иоганна Фишера, «Exemplarische Organisten-Probe» Иоганна Маттезона, «Музыкальный лабиринт» Фридриха Зуппига – но никто не сделал этого с такой полнотой и совершенством, как Иоганн Себастьян Бах в своем «Хорошо темперированном клавире».

Этот фундаментальный двухтомный труд представляет собою сборник прелюдий и фуг. Первый том его написан в Кётене, второй – в Лейпциге. Существует легенда, что первая часть была создана очень быстро, в период, когда композитору был недоступен инструмент – и он сочинял прелюдии и фуги, чтобы чем-то себя занять, но вряд ли она имеет под собою реальные основания. Создавая сборник, Бах ставил перед собою задачу вполне определенную и адресовал сборник «жадной до учения молодежи».

И первый, и второй том содержат произведения, созданные во всех двадцати четырех тональностях, располагающихся хроматически, начиная с до-мажора. Каждая тональность представлена «малым циклом» – прелюдией и фугой. Их внешняя контрастность между импровизационностью прелюдии и строгой конструктивностью фуги усугубляется контрастом образным – например, энергичной до-минорной прелюдии противопоставлена фуга грациозная, а светлой соль-минорной прелюдии – фуга скорбная. Но встречаются в сборнике и такие циклы, где прелюдия и фуга скорее дополняют друг друга, чем контрастируют – например, си минор.

Одной из целей автора при создании сборника являлась демонстрация образов, создавать которые позволяют тональности, прежде использовавшиеся слабо. Соответствуя этой задаче, круг образов сборника оказался весьма широким. В нем есть и лирическая песенность, и танцевальность, и героика, близкая ораториям. Каждой тональности соответствует свое образное содержание: до минор ассоциируется с драматизмом, ре мажор – с триумфальным звучанием, си-бемоль мажор – с нежностью и чистотой, ми-бемоль минор – с печалью и смирением, фа-диез минор – с пасторальными образами.

С легкой руки Людвига ван Бетховена утвердилось обыкновение именовать баховский сборник «музыкальной Библией». Это означает, что образованному музыканту надлежит знать его так же досконально, как глубоко верующий христианин знает Священное писание – но не только. «Хорошо темперированный клавир» можно назвать «музыкальной Библией» в том смысле, в каком рельефы и скульптуры средневековых соборов называли «Библией в камне» – в нем воплощены библейские образы. Это было особенно очевидно для современников, прекрасно знающих символический смысл музыкальных оборотов: восходящая мелодия – воскресение, пауза во всех голосах – смерть и т.д. Каждый малый цикл связывается с конкретным библейским эпизодом или христианской идеей.

Например, до-мажорная прелюдия с ее «лютневой» фактурой ассоциируется с Благовещением, ведь ангелов нередко изображали с лютней в руках. В теме фуги присутствует восходящая кварта, которая в протестантских хоралах обычно соответствует словам о вере, принятии Бога, а нисходящий мотив из трех групп, объединяющих по четыре шестнадцатых, складывается в число 444 – числовой символ Евхаристии. В скорбной си-бемоль минорной прелюдии в самом патетическом моменте перед паузой (символом смерти) появляется девятизвучный аккорд, а в последних тактах девять раз повторяется в басу си-бемоль – это прямая отсылка к тексту Евангелия, повествующему о смерти Спасителя на кресте, свершившейся около девятого часа. Возникают в «Хорошо темперированном клавире» и образы Ветхого Завета. Например, пасторальная соль-мажорная прелюдия из второго тома живописует Эдем, а извивающаяся тема фуги представляет Змия-искусителя.

«Хорошо темперированный клавир» был широко распространен при жизни автора, забыт после его смерти и вновь оценен в XIX столетии. На нем учились Людвиг ван Бетховен, Ференц Лист и многие другие музыканты, его высоко ценил Вольфганг Амадей Моцарт, а Роберт Шуман советовал начинающим музыкантом рассматривать этот сборник как свой хлеб насущный.

Заложенная Бахом традиция создавать циклы произведений во всех тональностях была продолжена в XIX и ХХ столетиях Фридериком Шопеном, Клодом Дебюсси, Александром Скрябиным и другими композиторами. Всеволод Задерацкий впервые после Баха создал цикл из двадцати четырех прелюдий и фуг, впоследствии подобные циклы создавали Дмитрий Шостакович, Родион Щедрин и Сергей Слонимский.

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 616