Иоганн Себастьян Бах. Инвенции и симфонии

Среди многочисленных полифонических творений Иоганна Себастьяна Баха присутствуют пятнадцать двухголосных пьес, которые композитор назвал инвенциями, и столько же трехголосных, названных симфониями. Почему он дал этим пьесам именно такие названия, остается загадкой. Само слово «инвенция» можно перевести как «изобретение» или даже «выдумка». Этот термин ввел в XVI столетии Клеман Жанекен, обозначив им шансон, написанный в сложной форме. Иногда так именовали пьесы, содержащие какие-либо исполнительские трюки (например, Джон Дауленд озаглавил так пьесу для двух исполнителей на одной лютне), но в целом можно сказать, что термин «инвенция» использовался весьма редко и известен ныне в основном благодаря Баху.

Многие из инвенций и симфоний Баха появились в «Нотной тетради Вильгельма Фридемана Баха», которую отец начал составлять для сына в 1720 г., но там инвенции именуются «преамбулами» (т.е. прелюдиями), а симфонии – «фантазиями». В 1723 г. композитор составляет сборник, в котором группирует инвенции и симфонии попарно. Титульный лист свидетельствует о том, что композитор намеревался издавать сборник, однако этого не произошло. В надписи на нем автор указывает назначение пьес: научиться «чисто играть не только двумя голосами, но и… хорошо исполнять три обязательных голоса». Это свидетельствует о педагогической направленности инвенций и симфоний Баха, которые автор предназначал не только для собственных детей, но и для широкого круга людей, желающих совершенствовать свое искусство клавирной игры. В качестве главной задачи композитор указывает достижение «певучей манеры игры» – а ведь на клавесине с его быстро гаснущим звуком этого особенно сложно было добиться (намного сложнее, чем на фортепиано). Как педагогический материал инвенции и симфонии задумывались как своеобразные «подступы» к фугам. На них ученики должны были развить свободу пальцев и подготовиться к исполнению более сложной полифонической фактуры.

Инвенции и фантазии Иоганна Себастьяна Баха могут рассматриваться как особые жанры, но не формы – по форме они являются либо канонами, либо фугами, однако обладают некоторыми особенностями. Например, во многих инвенциях (до-мажор, ре-мажор, соль-минор) и симфониях (си-минор, до-минор) применена имитация с ответом не в квинту, как это обычно бывает в фугах Баха, а в октаву. Еще одна черта, отличающая баховские симфонии и инвенции от фуг, заключается в способе первоначального проведения темы: в фуге она при первом своем появлении проводится одноголосно, здесь же ее часто сопровождает эпизодическая контрастная мелодия.

Если в инвенциях Баха и нет исполнительских трюков, то «выдумок» в них – равно как и в симфониях – немало (возможно, поэтому и возникло название «инвенции»). Например, в си-бемоль-мажорной симфонии присутствует множество стреттных проведений, а также интересное энгармоническое отклонение. Можно также назвать черты старинной двухчастной сонатной формы в фа-минорной симфонии, контрапунктическое совмещение двух вариантов одной темы в ре-минорной симфонии – словом, каждая из тридцати пьес обладает своими индивидуальными чертами, отличающими ее и от фуг Баха, и от всех прочих его симфоний или инвенций.

Феруччо Бузони с сожалением отмечал, что в практике фортепианной педагогики утвердилось обыкновение смотреть на симфонии и инвенции Баха лишь как на «сухой фортепиано-технический материал для начинающих», не раскрывая при этом глубокого смысла этих пьес. Между тем, глубоким смыслом они определенно обладают. Например, в фа-минорной симфонии в басовом голосе звучит нисходящий хроматический ход, подобные обороты нередко возникали в трагических ариях в барочных операх – эта тема звучит как голос «злого рока», с нею контрапунктически совмещается скорбная тема, пронизанная «интонациями вздоха». Еще более проникновенной и печальной, умоляющей даже, кажется третья тема, возникающая позднее.

Понимание смысла баховских инвенций и симфоний становится особенно важным в современных условиях. Именно с них – наряду с пьесами из Нотной тетради Анны Магдалины Бах – начинается приобщение ученика к творчеству Баха. Но, будучи более простыми в техническом отношении, чем прелюдии и фуги «Хорошо темперированного клавира», эти пьесы не уступают им в композиторском мастерстве автора – они создавались сложившимся, зрелым композитором параллельно с такими шедеврами, как сюиты для виолончели и Бранденбургские концерты. Особая сложность их исполнения заключается в том, что авторский текст нередко содержит только ноты, без каких-либо указаний относительно распределения динамических и иных оттенков, и это требует от исполнителя – зачастую юного – очень серьезной аналитической работы.

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 907