Балет «Онегин»

Балет «Онегин»В 1952 году Джон Крэнко – в ту пору еще начинающий балетмейстер, обучающийся в Sadler’s Wells Ballet – ставит хореографические сцены для оперы Петра Ильича Чайковского «Евгений Онегин». Так он впервые соприкоснулся с творением Александра Сергеевича Пушкина, и уже тогда зародилась идея создать на этот сюжет балетный спектакль. Но между возникновением замысла и его воплощением прошли годы.

Замысел казался дерзким. Ведь роман «Евгений Онегин» недаром называют «энциклопедией русской жизни», и даже Чайковский в своей опере не рискнул пойти дальше сценического воплощения лирических сцен, а балет представляется жанром еще более условным, чем опера… возможно ли в нем полноценное претворение такого многопланового произведения? Джон Крэнко был убежден, что возможно – более того, он считал, что сюжет гораздо больше подходит для балета, чем для оперы. В качестве музыкальной основы он планировал взять оперу Чайковского, особенно нравилась ему ария Гремина, на мелодию которой он намеревался поставить любовный дуэт. Но у дирекции «Ковент-Гарден», где хореограф первоначально собирался поставить балет для Марго Фонтейн и Рудольфа Нуриева, такая идея восторга не вызвала: обращение с классикой посчитали слишком вольным. Крэнко пришлось отказаться от этой мысли, и партитура была составлена из фрагментов иных произведений русского композитора – «Времен года», «Франчески да Римини», «Ромео и Джульетты», «Чародейки». Даже название спектаклю было дано несколько иное – не «Евгений Онегин», а «Онегин». Но оперную фамилию мужа Татьяны (в романе – безымянного генерала) балетмейстер все-таки сохранил.

Первоначально хореограф планировал посредством разных танцевальных стилей продемонстрировать различные социальные слои эпохи: танцы крестьян в деревенском стиле в первом акте, вечеринка у Лариных во втором («средний класс»), высшее общество в третьем. Но Крэнко работал над балетом восемь лет (примерно столько же, сколько работал над «Евгением Онегиным» Александр Сергеевич Пушкин), и впоследствии концепция балета изменилась. Она перекликается с суждением Марины Цветаевой: «та свеча – та скамья – тот паркет». Подразумевалось письмо Татьяны, отповедь Онегина и наконец – отповедь Татьяны.

Особенно сложной для балетного воплощения представлялась сцена письма Татьяны. Хореограф представил ее как сновидение героини, в котором предмет ее любви выходит из зеркала. Подобный мотив фигурировал и в более раннем балете Крэнко на музыку Франца Шуберта «Забытая комната» – там тоже есть дуэт героини с воображаемым возлюбленным. Онегин в этом любовном дуэте выглядит страстным романтическим героем – в противоположность тому реальному человеку, который завладел воображением Татьяны. Что же касается Онегина, Крэнко видел в нем «страшную, но очень современную» трагедию «одиночества в толпе». По его словам, Онегин «молод, богат, хорош собой – и ничего не добился в жизни».

Не обошлось и без некоторых несуразностей, которые, видимо, неизбежны там, где за образец русской литературы берется иностранец. Например, в балет вводится сцена гадания с зеркалом – святочного обряда, хотя действие разворачивается летом (причем гадают девушки днем и под открытым небом, а не ночью в нежилом помещении, как это было принято в действительности), барышни танцуют с крестьянами, а в сцене ссоры на балу у Лариных Ленский бьет Онегина (русский дворянин так себя вести не мог), дамы после полонеза ложатся на пол у ног кавалеров, а в танце русских крестьян просматривались греческие и даже еврейские черты. Подобные моменты неизбежно становились мишенью критики, но недостатки произведения искупаются его достоинствами. Немалую роль в успехе балета «Онегин» сыграло исполнение партии Татьяны Марсией Хайде. Главная героиня в ее интерпретации выглядела легкой, пылкой и удивительно искренней.

«Онегин» впервые был представлен в Штутгарте в апреле 1965 г. В нем присутствовал пролог, представляющий сцену заглавного героя с его больным «дядей самых честных правил», а также эпилог, построенный на мотиве, которого ни у Пушкина, ни у Чайковского не было – сцена Татьяны с ее детьми. Впоследствии балетмейстер отказался от этих сцен, и в 1967 г. на гастролях в США Штутгартский балет представил уже новую редакцию. Именно эта редакция, превозносимая критиками, завоевала популярность.

В 1972 г. Штутгартский балет представил «Онегина» в СССР. Отечественная публика оценила балет по достоинству и с нетерпением ждала, когда же за него возьмутся исполнители-соотечественники. Увы, долгое время это было невозможно из-за препятствий юридического плана. И только в 2013 году «Онегин» был поставлен в Большом театре. Первой исполнительницей роли Татьяны в российской постановке стала Ольга Смирнова

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 62