Антонин Дворжак. Симфония № 9 ми-минор «Из Нового Света»

Антонин Дворжак. Симфония № 9 ми-минор «Из Нового Света»Симфония № 9 Антонина Дворжака известна под названием «Из Нового Света». Это последняя симфония композитора и одновременно первое произведение американского периода его творчества. Получив предложение занять пост директора Национальной нью-йоркской консерватории, композитор не сразу ответил согласием: он очень любил родную Чехию, а особенно – свой дом в деревне Высокой, даже поездки в Прагу ему особого удовольствия не доставляли. Однако в Нью-Йорке ему обещали большой доход. Нельзя сказать, что деньги были для Дворжака на первом плане – но у него ведь были дети, которых необходимо было содержать, да и обеспечить себе безбедную старость хотелось.

И вот Антонин Дворжак в Америке. Его осаждают журналисты, его портрет во всех газетах – и, конечно, все ожидают, что композитор, прославивший своей музыкой маленькую Чехию, создаст нечто не менее впечатляющее и на американской почве (ведь собственной музыкальной традиции в силу исторических причин у США быть не могло). Ответом на эти ожидания явилась Симфония № 9.

Путь к ее созданию был непростым. В поисках характерно американской музыки – той, что связывалась бы у американца с образом родины – он искал необычные черты в сочинениях своих учеников, приглашал домой студента-негра, от которого слышал спиричуэлс, прислушивался к пению ирокезов, торговавших на улице лечебными травами… Журналисты не замедлили этим воспользоваться: газетная шумиха, поднявшаяся вокруг исследований Дворжака, перешагнула область искусства и затронула политические вопросы – многим белым американцам не нравилась, что музыка индейцев или чернокожих может стать музыкальным символом их страны.

А что же Дворжак? Композитор всегда отрицал, что цитировал какие-либо негритянские или индейские мелодии, хотя признавал, что ориентировался на особенности музыки этих народов. Одновременно он замечал, что «музыка этих двух рас породила замечательное сходство с музыкой Шотландии» (вероятно, речь о пентатонике). Тем не менее, в мелодизме присутствуют и чешские черты – произведение, воспринятое публикой как «первая американская симфония», оказалось славянским.

Симфония не является программной, но композитор отмечал, что воспринимает ее как некий эскиз к опере по мотивам «Песни о Гайавате». Однако оперы на этот сюжет он так и не создал.

Сумрачное, медленное вступление открывает симфонию. Внезапно вторгается в него тремоло литавр и резкие возгласы струнных. Постепенно собираются обороты, из которых рождается мятежная, действенная главная партия с размашистым движением по звукам трезвучия, которому отвечает пунктирный ритм валторн. В светлой, мечтательной побочной партии одни музыковеды усматривали спиричуэлс, другие – черты чешских наигрышей. Заключительную партию с пентатоническим оборотом и пунктирным ритмом исполняет флейта в нижней части диапазона. В драматической разработке дробятся и сталкиваются элементы главной партии и заключительной, а в репризе эти темы проходят в далеких тональностях, но их элементы объединяются в коде.

Вторая – медленная часть – связана со сценой похорон жены главного героя из «Песни о Гайавате». Однако первая тема, возникающая у английского рожка на фоне таинственных аккордов, ближе к спиричуэлс, чем к музыке индейцев. «Рыдающее» соло флейты (скорее славянское, чем американское) сменяется ритмом погребального шествия. Этой скорбной картине контрастирует средний раздел, заполненный «птичьим щебетом» духовых. Перед репризой напоминают о себе героические интонации главной партии из первой части.

Третью часть – скерцо – Дворжак связывал с «праздником в лесу, где танцуют индейцы». Тем не менее, в первом разделе сложной трехчастной формы переменный метр заставляет вспомнить о чешском танце фурианте. Еще больше чешского в трио, напоминающем другой народный танец – соуседска.

Финал насыщен героикой: суровая маршеобразная главная, родственная ей связующая, романтически-приподнятая побочная. Разработка с ее бурными конфликтами в кульминационный момент переходит в относительно спокойную репризу, но кода становится второй разработкой. Возвращаются темы первой части. Главные партии обеих частей сплетаются в торжествующем звучании.

Премьера симфонии состоялась в январе 1893 г. в Нью-Йорке. По традиции, она исполнялась дважды – на дневном концерте, именовавшемся «открытой репетицией», и на вечернем. Антонин Дворжак не пошел на дневной концерт – но, узнав об успехе симфонии, посетил вечерний концерт. Публика восторженно приветствовала композитора: аплодисменты продолжались даже тогда, когда он, покинув ложу, направлялся к выходу.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 140