Андрис Лиепа

(р. 1962 г.)

Быть сыном великого отца нелегко – непременно будут пристально рассматривать, сравнивать: достоин ли? Андрис Лиепа стал одним из тех, кто сумел нести такое бремя с честью.

Андрис Марисович Лиепа появился на свет в Москве в 1962 г. в артистическом семействе. Матерью его была Маргарита Жигунова, актриса драматического театра, отцом – знаменитый балетный артист Марис Лиепа. Сомнений в выборе профессии у Андриса не было уже в детстве – на вопрос, кем он хочет быть, когда вырастет, мальчик отвечал: «Папой в Большом театре». Тот класс, куда он был определен в Московском хореографическом училище, считался «трудным». Его трудность заключалась в том, что среди учеников были дети нескольких танцовщиков Большого театра, и весьма известных (наряду с Андрисом Лиепой там был, в частности, сын Николая Фадеечева). Вести такой класс дал согласие Александр Прокофьев, который сразу поставил условие: родители в обучение вмешиваться не должны. Свою первую сольную партию – Франца в «Коппелии» – Лиепа исполнил, будучи учеником выпускного класса.

В Большой театр танцовщика приняли сразу же после завершения учебы в 1981 г. В тот же год он одержал победу в юношеской группе на международном конкурсе в Москве (председателем жюри являлся Юрий Григорович). Карьеру в Большом театре он начинал как артист кордебалета, а по прошествии двух лет исполнил первую сольную партию – это был Сальери в балете «Моцарт и Сальери». Работая над образом этого отрицательного героя, Андрис Лиепа в полной мере ощутил, что он не просто танцовщик – он актер. Такой подход к интерпретации балетных партий он сохранял всегда. Например, репетируя роль Курбского в «Иване Грозном», он знакомился с историческими источниками – в частности, с перепиской князя Курбского и Ивана Грозного.

Качества Андриса Лиепы – высокий рост, пластичность в сочетании с красотой – располагали к воплощению образов романтических героев. За те семь лет, что Андрис работал на главной сцене страны, танцовщик исполнил партии многих «принцев» – Дезире, Зигфрида, Принца Щелкунчика, Жана де Бриена, Альберта. Постоянной партнершей Лиепы стала Нина Ананиашвили. Они были первыми советскими артистами балета, которые заявили о себе на Международном конкурсе артистов балета в американском городе Джексоне, произошло это в 1986 г. Американские газеты тогда писали о русских, которые «приехали и увезли все золото» – артисты удостоились Гран-при.

После своей блестящей победы оба советских артиста как приглашенные звезды выступали в спектаклях New York City Ballet: «Аполлон Мусагет», «Вариации Раймонды», «Симфония до-мажор», причем выучить партии им пришлось в рекордный срок. Автор рецензии в газете New York Times утверждал, что их выступление одобрил бы сам Джордж Баланчин. В отличие от Рудольфа Нуриева и Михаила Барышникова, Лиепе не пришлось отказываться от гражданства и становиться невозвращенцем, чтобы работать в иностранных труппах – American Ballet Theatre и труппе Мориса Бежара, он получил разрешение на это (первый случай в истории советского балета). Кроме того, он выступал на сцене «Ла Скала», в Риме, в Париже.

В истории отечественного балета немало случаев, когда талантливые артисты начинали свою карьеру в Ленинграде, а продолжали в Москве. У Андриса Лиепы все произошло с точностью до наоборот, поскольку Театр им. С.М.Кирова давал возможность исполнить партии, которых в Большом у него не было. В 1989 г. танцовщик приглашен был в Ленинград для участия в реконструированном балете Михаила Фокина «Видение розы», затем он с Ананиашвили выступал в «Ромео и Джульетте» Лавровского во время гастролей этого театра в Англии. В Театре им. С.М.Кирова он танцевал также партии Конрада, Солора, Петрушки.

Узнав «изнутри» оба театра, Андрис Лиепа избегает сравнений между ними. По мнению артиста, нельзя сказать, какой театр лучше – Большой или Мариинский, у каждого из них свое лицо. Лиепа отмечает, что в Санкт-Петербурге в большей степени ощущается приверженность традициям, а в Москве – стремление к новшествам.

В начале 1990-х гг. артист получил серьезную травму, из-за которой его карьера танцовщика прервалась раньше срока, но Андрис Лиепа нашел себя в новой ипостаси – в балетмейстерской. Он осуществляет реконструкцию балетов из репертуара труппы Сергея Дягилева: «Шехеразада», «Жар-птица», «Петрушка», «Синий бог». В последнем случае задача оказалась особенно сложной, поскольку хореография Михаила Фокина утрачена. Воссоздание репертуара «Русских сезонов» Лиепа назвал своей «миссионерской деятельностью». В 2001 г. в «Новой опере» Лиепа создал балетно-пантомимный спектакль «Музей Оскара Шлеммера».

Андрис Лиепа проявил себя не только как балетмейстер, но и как оперный режиссер, поставив в 1994 г. в Мариинском театре «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии». В год 85-летия Галины Вишневской он поставил «Евгения Онегина» в основанном ею Центре оперного пения. Позднее этот спектакль был с успехом показан в Париже.

Еще одна ипостась таланта Андриса Лиепы – кинематограф. В 1992 г. он снялся в фильме «Короткое дыхание любви».

В 1996 г. артист основал Благотворительный фонд имени Мариса Лиепы. Проекты фонда разнообразны: восстановление утраченных и забытых балетных шедевров, новогодние спектакли для юных зрителей, гала-концерты, творческие встречи.

С 2010 г. Андрис Лиепа является членом Патриаршего совета по культуре.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 261