Альгис Жюрайтис

(1928-1998)

Альгис Жюрайтис

Литовский и российский дирижер Альгис Жюрайтис родился в 1928 году в провинциальном литовском городе Расейняй. В двадцатидвухлетнем возрасте он окончил Вильнюсскую консерваторию, где обучался искусству фортепианной игры у Стасиса Вайнюнаса. Но еще до ее окончания – в 1947 г. – он начинает приобретать опыт деятельности, связанной с оперой, будучи концертмейстером в консерваторской оперной студии. В дальнейшем опера становится его творческой судьбой – закончив консерваторию, он стал концертмейстером в Театре оперы и балета Литовской ССР. В качестве дирижера он впервые себя проявляет в 1951 г. – первым его спектаклем стала опера «Галька» Станислава Монюшко.

В 1953-1958 году Альгис Жюрайтис обучается дирижированию в Московской консерватории, наставник его – Николай Аносов. Одновременно Альгис Марцелович работает в качестве дирижера-ассистента в Большом симфоническом оркестре Всесоюзного радио. По прошествии двух лет после окончания учебы он становится дирижером Большого театра. В последующие десятилетия жизнь и творчество дирижера были связаны с этим театром. Первой его самостоятельной дирижерской работой здесь становится «Спартак», поставленный Юрием Григоровичем.

В 1968 году дирижер удостоился звания Заслуженного артиста РСФСР и стал победителем международного конкурса Академии Санта-Чечилия в Италии.

Отличительной чертой Жюрайтиса был отказ от использования дирижерской палочки. На вопрос, заданный ему в Японии, почему он так поступает, дирижер ответил однажды, что палочки нужны ему исключительно для еды, а в том, что касается музыки, он отдает предпочтение неотъемлемой живой части человека – рукам.

В репертуаре Жюрайтиса более 60 произведений – и опер, и балетов, среди которых есть и немеркнущая классика былых времен, и творения современников. Нередко он был дирижером-постановщиком. Им поставлены такие спектакли, как «Мазепа» Петра Ильича Чайковского, «Бал-маскарад» Джузеппе Верди, а также оперы в концертном исполнении – «Сельская честь» Пьетро Масканьи и «Паяцы» Руджеро Леонкавалло. Когда Елена Образцова дебютировала в качестве режиссера, поставив оперу Жюля Массне «Вертер», в качестве дирижера выступал именно Жюрайтис.

С Еленой Образцовой Альгиса Жюрайтиса связывало не только творческое сотрудничество – они были супругами. Начало их союза было ярким. Однажды дирижер, встретив певицу в театральном коридоре, предложил ей концертную программу арий из оперетт. Елена Васильевна, занятая мыслями о предстоящих итальянских гастролях, ответила, не особо задумываясь, что споет, когда вернется. По возвращении в Москву Жюрайтис напомнил ей об обещании и заявил, что концерт состоится через три дня.

Для певицы это была очень нелегкая задача – и не только из-за столь малого срока, отведенного на подготовку: многие арии нужно было петь по-немецки, а Елена Васильевна не владела этим языком. И все-таки дирижер и певица не только преодолели все трудности и порадовали публику прекрасным концертом, но и поняли, что созданы друг для друга. Вот так – без цветов, подарков и долгих ухаживаний – решилась их судьба. Они прожили вместе шестнадцать счастливых лет, понимая друг друга без слов. Нередко дирижер, приходя домой, говорил супруге: «Сегодня я «Жизель» играл для тебя».

Дирижер участвовал в создании множества балетных спектаклей: «Скрябиниана», «Ванина Ванини» на музыку Николая Каретникова, «Весна священная» Игоря Стравинского, «Видение розы» на музыку Карла Вебера, «Икар» Сергея Слонимского, «Лейли и Меджнун» Сергея Баласаняна. Жюрайтис участвовал в постановке некоторых балетов за рубежом: «Лебединое озеро» в Риме, «Иван Грозный» и «Ромео и Джульетта» в Париже.

Коллегам и близким Альгис Жюрайтис запомнился как личность противоречивая. Литовское хладнокровие сочеталось в нем со взрывным темпераментом, а мощный интеллект и богатая эрудиция – с детской непосредственностью. Он не был многословным, но если начинал говорить, то делал это так, что слушать его можно было бесконечно. Альгис Марцелович любил уединение, летом проводил свободное время, уезжая куда-нибудь на велосипеде, а зимой – уходя в лес на лыжах. Жюрайтис – литовец по происхождению – большую часть жизни принадлежал к католической церкви, однако увлекался идеями буддизма (даже не ел мяса). Впрочем, его супруга Елена Образцова утверждала, что по духу он был если не русским, то определенно славянином, хотя родился и вырос в Литве. Возможно, по этой причине на склоне лет он пришел к православной вере и принял крещение под именем Александр.

В 1978 году в «Правде» и «Литературной газете» было опубликовано открытое письмо Жюрайтиса, в котором дирижер осуждал постановку «Пиковой дамы» Чайковского в музыкальной обработке Альфреда Шнитке и режиссерской интерпретации Юрия Любимова – Жюрайтис назвал этот спектакль «средневековым аутодафе над Чайковским», а его создателей – «инквизиторами». Это письмо в определенной степени испортило репутацию дирижера в творческой среде, ведь последствия его были весьма серьезны: запрет на выезд Любимова во Францию, срыв постановки, как следствие – международный скандал, бойкотирование советских культурных мероприятий западными театрами, в частности, Гранд-опера. Многие коллеги заметили его «партийно-обличительный пафос», не обратив при этом внимания на суждения чисто музыкального, художественного плана. И только тогда, когда спектакль все же появился на сцене, стало очевидным, что Жюрайтис был не так уж неправ.

В 1997 г. у Жюрайтиса был диагностирован рак. Болезнь прогрессировала стремительно, но – несмотря на свое тяжелое состояние – дирижер настаивал, чтобы его супруга не пренебрегала работой ради него. Жюрайтис ушел из жизни в 1998 году.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 332