Адреналин заставляет лучше петь

Большой театр и Метрополитен-опера договорились о совместных постановках

 

Питер Гэлб и Владимир Урин пресс-конференция

Генеральный менеджер театра «Метрополитен-опера Питер Гелб и пресс-секретарь Большого театра Катерина Новикова на пресс-конференции

Большой театр в своей оперной составляющей поклонников чаще радует. Или, скажем строже, фифти-фифти. Что ж, театр – дело живое, обожает повторять его генеральный директор Владимир Урин. Но все же хотелось бы великих свершений. Назвался Большим – пускайся в большие плаванья!

И как раз на совместной пресс-конференции Урина с генеральным менеджером театра Метрополитен-опера Питером Гелбом 9 октября было объявлено нечто историческое, зревшее с 2016 года. Поскольку суть общего проекта до сих пор держалась в тайне, новость приятно поразила.

Большой и Мет впервые создадут три совместных постановки. И это не что-нибудь, а «Аида» Верди, «Саломея» Р. Штрауса и «Лоэнгрин» Вагнера. Но и это еще не все: во всех трех постановках будет петь Анна Нетребко. Премьера «Аиды» состоится сначала в Москве; «Саломеи» и «Лоэнгрина» – в Нью-Йорке. Все премьеры будут транслироваться в кинотеатрах из Метрополитен-оперы, затем предусмотрены показы в записи.

Спектакли пройдут в Нью-Йорке и Москве с 2019 по 2022 год. «Аиду» поставит американский режиссер Майкл Майер; на «Саломею» приглашен Клаус Гут (Германия); на «Лоэнгрина» – Фелим МакДермотт (Великобритания).

Теперь, переведя дух, можно и о подробностях примечательной пресс-конференции в Большом театре.

Питер Гелб оказался настолько ярким, интересным собеседником для всех собравшихся, что вопросы так и сыпались. В конце концов – что мы вообще знаем о Метрополитен-опере? А тут – настоящий инсайдер! Конечно, выход такой персоны к журналистам – событие, да еще при всей благорасположенности г-на Гелба к прессе.

Впрочем, он признался:

– Русской прессе все это гораздо интереснее, чем нашей. Если бы пресс-конференция происходила у нас, такого количества журналистов она бы не собрала.

 

О выгоде совместных постановок

– Раньше считалось, что каждый театр должен ставить что-то свое, что стало бы предметом его особой гордости. Теперь этот подход устарел. В совместных постановках есть много художественных и экономических плюсов.

Режиссеры довольны, что их работы живут дольше и есть возможность их совершенствовать – спектакли со временем набирают силы. Экономическая выгода в том, что мы делим расходы. Сегодня иногда объединяются три, четыре и даже пять театров! Можно использовать один и тот же состав солистов, как мы планируем это с Нетребко. С крупными певцами о совместных постановках договориться легче: они охотно вставляют спектакли проекта в разных городах в свои планы, расписанные на 2-3 года вперед, потому что им уже не нужно репетировать столь тяжело, как каждый раз перед новой премьерой. Достаточно приехать и встроиться в хорошо известную им постановку.

Мы очень заинтересованы в работе с Большим театром. В частности, здесь отлично изготовляют декорации и костюмы.

 

О производительности Метрополитен-оперы

– У нас с сентября по май идет 25-26 названий в сезон (балетной труппы нет, только оперная). Из них ежегодно шесть спектаклей – новые. Половина из них – копродукция. Половина премьер проходит на нашей сцене.

 

О престарелом зрителе и кинопоказах

– Сразу после своего прихода в Мет я стал думать о привлечении в театр молодого зрителя. Мы даже не думали, что трансляции дадут такой результат. Мы начали это дело 12 лет назад, и сейчас обеспечиваем 10 трансляций в сезон. Итоги неожиданны: в зале приток молодой публики, а на киносеансах начинает преобладать пожилая аудитория. Людям в возрасте уже труднее добраться до театра, и они предпочитают сходить на трансляцию в ближайший кинотеатр. Многие зрители, побывавшие в Мет на «живом» спектакле, охотно пересматривают его в кино.

 

О влиянии трансляции на артистов

– Артисты очень волнуются. Их смотрят сотни тысяч зрителей на шести континентах! И все же огромный художественный плюс заключается в том, что адреналин заставляет их петь лучше. В субботу (7 октября) состоялась прямая трансляция «Нормы» Беллини – и ее посмотрели не только 3 800 зрителей в зале, но сотни тысяч в кино, а миллионы слушали по радио.

Конечно, сегодня, чтобы стать великим певцом, надо быть и большим артистом. Это когда-то великий Паваротти просто стоял и пел на сцене, а иногда еще даже уходил за кулисы, чтобы перекусить. С тех пор стандарты актерской игры невероятно поменялись.

 

О поощрении певцов

– Оперные театры, даже самые крупные, огромных гонораров сегодня не платят. Для певца ценно уже то, что он выступает в Метрополитен-опере или в Большом театре. Это ценно само по себе. И это крупная финансовая инвестиция в их карьеру. Ведь потом они с бо́льшим успехом поют концерты, где зарабатывают гораздо более значительные гонорары. Три тенора никогда не получили бы огромных денег за свой концерт, если бы они уже не были столь знамениты. Кроме того, певцы имеют свой процент от прибыли, которую приносит трансляция.

 

О важности серьезных культурных контактов для правительства

– Я с Трампом на эту тему не общался. Американское правительство не включено в нашу культурную жизнь и далеко от нее. Мы полностью зависим от частных вложений; от правительства же получаем незначительные средства – мы ему малоинтересны.

 

О русских певцах и ренессансе русской оперы

– Когда пал железный занавес, многие русские певцы устремились за границу, их число там многократно увеличилось. (Здесь Владимир Урин добавил: «А у нас их число многократно уменьшилось!») Раньше у вас всё пели на русском языке, сейчас русские артисты во всех странах поют на всех языках. На Западе все чаще ставятся большие русские оперы. Наступило время ренессанса русской оперы.

 

Наверное, Питер Гелб еще и прекрасный дипломат – кому же не приятно такое услышать? Остается только сожалеть, что все в этом мире меняется слишком быстро, и что́ через пять лет станется с каждым участником проектов, с директорами театров (дай им всем бог богатырского здоровья) и самими театрами, а также со всем земным шаром – никому не ведомо.

Но сегодня оптимизм Урина и Гелба очень заразителен. А любые надежды на лучшее, пусть хотя бы в малюсенькой по мировым масштабам сфере оперного театра, нынче дороже всего – именно потому, что они в принципе в дефиците.

Фото Наталья Зимянина.

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 537