А. С. Даргомыжский. Опера «Русалка»

rusalka«Чем больше изучаю наши народные музыкальные элементы, то больше открываю в них разнообразных сторон», – так охарактеризовал А. С. Даргомыжский свою работу над оперой «Русалка». Литературным первоисточником послужила одноименная драма А. С. Пушкина – точнее, «Русалкой» эту драму назвали издатели, у автора она не имела заглавия. Не было у драмы и финала. «Как жаль, что эта пьеса не закончена!» – сетовал В. Г. Белинский… почему так случилось – ответить весьма сложно: поэт возвращался к этому произведению неоднократно, но так и не завершил. Возможно, он не желал ассоциаций с известной в то время оперой Ф. Кауэра «Дева Дуная» – той самой, над которой он иронизировал в «Евгении Онегине» («И запищит она (бог мой!): Приди в чертог ко мне златой!»).

Однако, опере был нужен финал, и А. С. Даргомыжский, который сам написал либретто, избирает наиболее логичную развязку: месть оскорбленной князем Наташи, ставшей русалкой. Создавая либретто, композитор максимально сохранил пушкинский текст, но без изменений все же не обошлось: Наташа стала более сильной и решительной женщиной. Появились новые народно-бытовые сцены, позволившие создать хоровые номера.

По своей жанровой природе опера «Русалка» – психологическая драма со сквозным развитием конфликта: от завязки в первом акте через развитие во втором и третьем к кульминации и развязке в четвертом. Примечательно, что самоубийство Наташи развязкой не становится – это только начало… и связано это не только с фантастическим элементом сюжета (превращение в русалку) – после предательства Князя героиня «умирает» духовно, умирает ее способность любить, вытесненная ненавистью. После этого из её партии исчезает песенное начало, присутствующее в первом акте, уступая место началу речитативному. Лишь однажды оно появится во втором акте – в песне «По камушкам, по жёлтому песочку», звучащей за сценой (что это – голос мстительной русалки или неотвязное воспоминание Князя о живой Наташе?) – но в последнем акте в партии героини уже нет ничего человеческого.

Образ Мельника в начале оперы предстает в комедийном освещении – его ария, основанная на интонациях крестьянских плясовых песен, рисует лукавого старика-балагура. В последнем акте эти выразительные средства приобретают характер трагического гротеска, и лишь когда к безумному Мельнику на миг возвращается рассудок, в его музыкальной речи появляется песенное начало.

В наименьшей степени получает развитие образ Князя: на протяжении всей оперы он характеризуется песенными мелодиями в духе романса – слишком лиричными, слишком красивыми, чтобы можно было верить в чувства, выраженные в них. Неудивительно, что этот образ практически не меняется – слабый характер неспособен к развитию.

В опере «Русалка» А. С. Даргомыжский использовал ряд подлинных мелодий русских народных песен – например, в обращении Наташи к царице Днепра звучит мелодия песни «Ах, девица-красавица», на народной песне основан хор «Как на горе мы пиво варили». Во многих хоровых сценах, а также в песне Ольги в третьем действии, композитор сочинил свои мелодии, но использовал народные тексты. Все же образцов крестьянской песни в опере немного – и в целом интонационный строй оперы ориентирован не на нее, а на городской романс. По этой причине при всей условности времени действия персонажи кажутся современниками композитора.

Хоровые сцены большой роли в развитии действия не играют – в отличие от опер М. И. Глинки, но создают для него красочный фон. Этой же цели служат хореографические номера – Славянский танец и Цыганский танец во втором действии.

Опера «Русалка» была впервые представлена публике в мае 1856 года в Петербурге. Дирижировал премьерой К. Лядов. «Как же не приветствовать радостно большой четырехактной оперы, написанной на бесподобный поэтический текст Пушкина, написанной в самостоятельном характере русской оперной школы», – с восторгом писал В. Серов. Оперу благосклонно приняла демократически настроенная интеллигенция, но аристократия отнеслась к ней с презрением. У критиков наибольшие нарекания вызывали хореографические сцены во втором акте: «Если предки наши и забавлялись пляскою цыган, то, конечно, не приглашая их в столовую, а смотрели на них с высокого крыльца».

В целом успех премьеры «Русалки» был весьма скромным, в чем немалую роль сыграла неудачная постановка: опера исполнялась с многочисленными купюрами, декораций, костюмов и бутафории специально для нее не изготавливали, используя оставшиеся от драмы «Русская свадьба». От полного провала спектакль спасло только выступление Осипа Петрова в роли Мельника. Не имевшая большого успеха опера была снята с репертуара в 1857 году – после одиннадцати спектаклей. Лишь после возобновления оперы в 1865 году к ней пришло подлинное признание.

 

 

Музыкальные сезоны

Просмотров: 338