А. П. Бородин. Опера «Князь Игорь»

Knyaz_IgorОпера, которую написал ученый-химик, никогда не учившийся в консерватории – но до таких высот суждено подняться не всякому профессиональному композитору… Опера, которая писалась восемнадцать лет – но так и не была завершена… Это «Князь Игорь».

«Мне этот сюжет ужасно по душе. Будет ли только по силам?», – так говорил Александр Порфирьевич о «Слове о полку Игореве». На этот памятник древнерусской литературы его внимание обратил В. Стасов, и то, что он пришелся композитору «по душе», не удивительно – ведь в нем есть все, что нужно для создания русской эпической оперы: исторический сюжет из «седой древности», сильные личности, в которых ощущается поистине богатырская мощь, множество поводов для создания грандиозных массовых сцен. Есть там и столь любимый А. П. Бородиным Восток – в лице половецкого стана.

Почему же композитор сомневался, что сюжет будет ему по силам? Вероятно, не только потому, что опера – грандиозный труд, требующий большого количества времени и сил, а А. П. Бородин был человеком занятым. В самом сюжете было заключено некое противоречие: князь Игорь – далеко не самая привлекательная фигура в русской истории: стремясь в первую очередь к личной славе, он отправляется в поход против половцев, не согласовав свои действия с другими князьями, потому и терпит неудачу, которая дорого стоит Руси… Эпической же опере нужен безупречный герой. И злополучный князь становится таковым под пером А. П. Бородина, который одновременно создавал и либретто оперы «Князь Игорь», и музыку.

Характерная черта оперного стиля А. П. Бородина – преобладание кантилены над речитативом, который вносил бы слишком много «мелких деталей», не вполне уместных в этой величественной исторической «фреске». Ощущению величия происходящих на сцене событий способствуют и черты эпической драматургии, присущие опере – неторопливое развитие действия, закругленность форм. Характеры героев раскрываются в основном в сольных номерах – ария князя Игоря во втором акте, песня Владимира Галицкого в первом, плач Ярославны в четвертом. Величественный портрет героя нередко предстает в сопоставлении с хором (диалог Игоря с дружиной в прологе, хор поселян, следующий за плачем Ярославны).

Не цитируя подлинных народных мелодий, А. П. Бородин основывает музыкальную характеристику русских персонажей на их интонационном строе. Фольклорные истоки музыкального языка оперы многообразны: в музыкальной характеристике Игоря и связанном с его образом хоровой сцене в прологе соответствует архаичный былинный колорит – трихордовые попевки, плагальные обороты, диатоника, в плаче Ярославны присутствуют черты народных плачей-причитаний, Владимир Галицкий – гуляка, «князь-босяк» – охарактеризован плясовой песней, в хоре поселян разрабатываются приемы народной подголосочной полифонии.

«Миру» Руси в опере «Князь Игорь» противопоставлен «мир» половецкой степи. И хотя речь идет о вражеском стане, А. П. Бородин не мог допустить, чтобы его любимый Восток был представлен исключительно в негативных тонах. Половецкий стан обрисован яркими красками: хроматика, причудливые мелодии, переменность ладовых устоев, синкопы. Кульминацией музыкальной характеристики становятся «Половецкие пляски» во втором акте. Эта грандиозная картина, в которой лирический хор девушек-невольниц сменяется дикой пляской мужчин и гибкой, стремительной пляской мальчиков, поражает своей стихийной мощью – создается даже впечатление, что хан Кончак не развлекает ими Игоря, а запугивает… впрочем, если «Половецкие пляски» и способны вызвать страх – то смешанный с восхищением, как и образ самого Кончака, который отнюдь не выглядит «воплощением зла». Таковым кажется разве что половецкий марш из третьего акта с его жесткими созвучиями и угловатыми оборотами – композитор словно спохватился, что показал половцев слишком красивыми, а ведь они – жестокие враги…

Но даже этот штрих к образу не придает противопоставлению русского и половецкого «миров» характера непримиримой вражды. Примечательна в этом плане любовная линия Владимира Игоревича и Кончаковны – «вечный сюжет», известный со времен «Ромео и Джульетты», здесь не приводит к трагической развязке. Счастливый конец для влюбленных не только обусловлен историческими фактами (исторический Владимир Игоревич действительно был женат на дочери хана Кончака), но и проистекает из самого характера сопоставления двух «музыкальных миров» в опере, которое весьма метко определил А. Луначарский: «Два равно прекрасных народа, которые какая-то нелепая случайность сделала врагами».

Работая над оперой «Князь Игорь» восемнадцать лет – до самой смерти, А. П. Бородин так и не завершил ее. Это сделали Н. А. Римский-Корсаков, А. Глазунов и А. Лядов. Особую сложность представляла увертюра: А. П. Бородин создал ее, но не записал – но композитор не раз играл ее на фортепиано в присутствии своих друзей, благодаря чему А. Глазунов смог восстановить и записать ее по памяти. Оркестровал большую часть оперы Н. А. Римский-Корсаков.

Премьера оперы «Князь Игорь» – с большим успехом – прошла 4 ноября 1890 года в Мариинском театре.

 

 

Музыкальные сезоны

Просмотров: 560